Стрит арт что это: Это что за художество? Стрит-арт и искусство – «Какие виды и стили есть в стрит-арте?» – Яндекс.Кью

Содержание

Стрит-арт: взгляд психолога и архитектора

Стрит-артом уже никого не удивишь. Привыкли. Жители городов не видят в рисунках на стене катастрофы, они их рассматривают и обсуждают в соц.сетях: красиво или так себе. Искусствоведы с удовольствием комментируют новые работы уже сложившегося направления в искусстве, а некоторые известные художники даже пробуют себя в этом жанре, правда анонимно, чтобы ценители не узнали. Иначе, как ещё можно объяснить тот факт, что одни рисунки авторские, а другие - нет? Или что одних художников государство поддерживает, а других - закрашивает через неделю?

Участники дискуссииДанил Рогозинников, практикующий психологДанил Рогозинников практикующий психологОльга Горнева, архитекторОльга Горнева кандидат архитектуры, доцент УрГУПС, архитекторВероника Соковнина, филолог-когнитивистВероника Соковнина филолог-когнитивистМодератор дискуссии

Начнём с базового вопроса. Что представляет собой явление стрит-арта?

Безусловно, искусство. Но такое, где нужно обладать не академическими художественными, а идейными способностями. Как правило, эти работы можно повторить. Но идея - уникальна. Этим, на мой взгляд, и отличается стрит-арт от искусства музейного. Тут важно не «как», а «что» - реализовать это может каждый второй, если рассматривать в целом стрит-арт, а не только граффити.

В первую очередь, надо разобраться в терминах. Если посмотреть в словаре определение искусства, то мы встретим различные трактовки, но наиболее близкие к нашей теме - «специфическая форма духовно-практического освоения мира» и «высшая форма мастерства». С этой точки зрения мы и будем говорить о стрит-арте. Мастерство здесь играет важную роль. Кроме того, стрит-арт как проявление настоящего искусства всегда надличностен, он характеризует коллективные формы переживания, образ мышления, присущий данной эпохе.

Личность творца нам, конечно, очень важна, но настоящее искусство всегда больше, чем творец. Оно над ним.

Конечно, в стрит-арте мы можем выделить и искусство, и ремесло. Бывают вполне технические задачи – закрыть рисунком какую-нибудь мрачную поверхность, чтобы улучшить архитектурно-художественные качества среды. Для этого совершенно не нужно приглашать гения живописи, художник-ремесленник справится не хуже.

Вероника Соковнина, филолог-когнитивист

С чего начался стрит-арт? В какой момент человек понял, что может рисовать на стенах, а не на холстах?

Нужно разобраться с тем, почему вообще люди начали «выходить на стены». Тут два момента. Первый - это, конечно, самоутверждение. Самоутверждаться дома мало интересно, это не удовлетворяет эгоцентричную сторону творца. Второй - завоевание территории. Ведь началось с того, что люди просто писали свои никнеймы из серии «здесь был Вася».

Вероника Соковнина, филолог-когнитивист

Эти надписи больше напоминают метку.

Именно! Это заставляет задуматься, почему превалирующее большинство стрит-художников - парни. У Форда Копполы есть такой фильм, «Бойцовая рыбка», где персонаж Микки Рурка, мотоциклист, везде на своей территории писал - «мотоциклист». И всем сразу становилось понятно, что они сейчас находятся там, где его власть, и лучше не выпендриваться. По тому же принципу существуют латино-американские банды, деля территорию на свою и чужую при помощи надписей, граффити, в частности.

Если говорить об историческом развитии феномена, то надо начинать с наскальной живописи, когда первобытный человек нарисовал на стене пещеры быка. Сказать, что это подобно «здесь был Вася» мы не можем. Например, на потолке Альтамирской пещеры было начертано много-много волнистых линий, из которых волшебным образом возникает рисунок головы зверя. То есть, человек понял как интересно рисовать волнистую линию, и не остановился на этом, очертив линиями форму. Что дальше? Скульптура в виде барельефов и горельефов, параллельное развитие фрески. Она развивается у египтян, у критян, у римлян, затем переходит в роспись христианских соборов (мы говорим об истории европейского искусства) и, соответственно, до сих пор остаётся одним из видов монументально-декоративного искусства. «Суперграфика», а именно под таким названием в 70-е годы приходит стрит-арт, это уже не фреска и не картина. На самом деле, примеры суперграфики можно найти уже в 20-30 годы (например, реклама Моссельпрома за авторством А.М. Родченко и В.Ф. Степановой, в которой задействован слоган от Маяковского). В 70-е годы она начинает более активно участвовать в формировании архитектурной среды, поскольку необходимо было разнообразить типовые фасады, сделать их более привлекательными. И сейчас стрит-арт отчасти выполняет ту же функцию как элемент средовой архитектуры.

Почему тогда, если стрит-арт - это искусство и часть среды, то для государства оно по-прежнему является актом вандализма?

Городское хозяйство – это сложная бюрократизированная структура и каждое действие, которое происходит в ней, должно быть задокументировано.

Если художник желает что-либо сотворить, для начала он должен согласовать свои действия с главным художником города или другой надзорной организацией.

Может быть, жители дома не хотят здесь никаких «артов» или это памятник архитектуры и охранные организации, разумеется, будут против? Тут мы сталкиваемся с тем, что у художника должно быть понимание своей гражданской ответственности перед городом. Если уж так хочется – договорись с людьми, прими это как часть подготовительных работ и после уже рисуй. Либо найди себе организацию, которая готова предоставить какую-то территорию.

Представь, я – стрит-арт - ребенок, ты – государство - родитель. Я могу нарушать правила, а ты будешь на меня кричать и запрещать, как родитель, который не доволен ребёнком. Ты меня воспринимаешь не как любимого своего ребёнка, а как хулигана. Соответственно, я понимаю, что меня воспринимают, как хулигана, и это не вызывает у меня позитивных эмоций и мне хочется ещё больше хулиганить, чтобы навредить. Мы никогда не договоримся в такой ситуации, потому что здесь взрослый - ты. Ты можешь улучшить наши отношения. Что сделать? Зачем такой договор, если его никто не соблюдает? Сделайте другой договор. Это ведь, скорее, прихоть взрослого, потому что он не хочет, чтобы ему тут портили обои. Если у жителей есть потребность портить (как государство считает) стены – надо выделить им стены, пусть портят.

Вероника Соковнина, филолог-когнитивист

А если стрит-арт легализуют, у художников отпадёт желание рисовать?

Может быть и такое. У кого-то это уже не будет бунтом. В процессе запрета рождается масса всего интересного и великого, ведь люди сначала протестуют, а потом поднимаются над этим и творят.

Настоящему художнику не нужны границы, которые бы ему хотелось перейти.
Вероника Соковнина, филолог-когнитивист

Хорошо. А как быть с другим проявлением вандализма, когда один стрит-артист закрашивает другого?

Те, кто живет на инстинктивном уровне мышления, пожирают тех, у кого развита психо-эмоциональная сторона. Они же не понимают, что нарушили какую-то форму, у них просто нет видения этой формы, нет психологических границ. Либо это подростки, у которых чисто физиологически не развиты нейронные связи, либо же это «недалёкие» люди, с мало развитой культурой, которая была воспитана в его среде. Кто-то выходит за рамки этой среды, а кто-то не делает таких усилий. Это зрелость личности и художника.

Теоретически, раз ты имеешь право рисовать, то и он имеет такое право. Фактически, это и есть хулиганство. Стрит-арт могут рассматривать как хулиганство по статье, но это формальное «хулиганство» может быть произведением искусства. Если на твоём искусстве кто-то что-то пишет, то это настоящее хулиганство, человеческое. Максим Горький размышляя, почему люди портят нечто потрясающее, нашёл ответ -потому что они не хотят нового, они хотят, чтобы было удобно, а значит, всё новое и прекрасное надо критиковать и портить.

«Я так не могу и это меня бесит - нарисую сверху».

Думаю, отчасти такое поведение провоцирует сам дух стрит-арта, есть в нём какая-то «подростковость» и, свойственный ей, поиск себя. В подростковом периоде есть момент гиперболизации: я увидел один кусочек мира и расширил его до всего целого, не воспринимая, что остальные кусочки могут быть другими, и вот, я выражаю это своё ощущение, часто основанное на протесте. Кто-то прячется внутри себя, кто-то выливает в творчество – на стены. И, кстати, очень правильно делает, когда высвобождает свои эмоции - так уменьшается вероятность развития невроза и психика остается более стабильной. Но лучше доносить свои эмоции до адресата. Например, лучше поговорить с родителями и разрешить с ними конфликт, чем переадресовывать свои переживания из-за ссоры стенам.

Вероника Соковнина, филолог-когнитивист

Но, если это «подростковость», то можно ли вырасти из стрит-арта?

Стрит-арт не имеет границ, как любое искусство. Со временем меняется мотив: не революция, не протест, а искусство. То есть, я не хочу больше говорить, что мир не совершенен, я говорю, что война – это смерть. Но не потому, что я нарушитель табу или ищу себя. А потому что в этом смысл моего искусства. В «подростковости», независимо от возраста, художник создает искусство с целью нарушить правила и ему важнее процесс нарушения правил, а не объект. В зрелости на первое место выходит результат и творческий, идейный процесс.

Я думаю, что «подростковость» характерна только для части явления, той, где, в основном, используются шрифтовые композиции. Это на бытовом уровне несколько проще, чем рисовать предметные композиции. Вырасти, несомненно, можно. Просто стань художником.

Вероника Соковнина, филолог-когнитивист

Меняет ли что-то в отношении к рисунку анонимность автора? И вообще, почему художники стрит-арта делятся на тех, кто афиширует своё авторство и тех, кто сохраняет анонимность?

Это может быть позицией, а может быть средством привлечения внимания. Мне кажется, анонимность или неанонимность не имеет особого значения для самого искусства. Вот тот же Бэнкси, мы же не знаем, что это за личность, но то, что он делает - несомненно искусство. Мы не знаем автора в лицо, но это и не важно, потому что здесь есть чёткая позиция и стиль. В случае с Тимофеем Радей это не будет так работать, потому что каждый может скопировать его шрифт и писать тексты. Быть анонимным или гласным решает сам автор, например, если он знает, что могут быть серьезные последствия конфликта с властью. Если же это не политическая работа, то, возможен следующий посыл: я хочу, чтобы этот «арт» воспринимался как часть пространства и не связывался с личностью, став подобием фольклора.

Возможно, те, кто скрывают свою личность, разъединяют себя и свое искусство, для них это два разных объекта: арт-объект и художник как объект. Разумеется, раз есть первые, то есть и вторые - те, кто максимально сближает свою личность и своё творчество. Часто общество объединяет эти понятия. Так, например, с Радей или Славой ПТРК - они хотели быть анонимными, но их соединили с тем, что они делают.

Произведение, по идее, должно быть интереснее, чем творец, но людям всегда хочется докопаться до какой-то перчинки.

Вопрос ещё и в том, зачем автору скрывать или разоблачать свою личность. Что это – манипуляция, защита от государства, подражание, некая игра, арт-процесс? Часто художник концентрируется не на процессе, а на одобрении результата. Мы все социальны и зависимы от оценок: кто-то меньше, кто-то больше. Конечно, есть те, кто кайфует от творческого процесса и момента влияния на результат, но в большинстве случаев творческая личность сосредотачивается именно на позитивной оценке и очень болезненно воспринимают негатив. Они, воспринимая общество родительской фигурой, ждут одобрения своих поступков, своего творчества. Но тут проблема в том, что ты не можешь повлиять на оценку, ты можешь только продолжать творить, разрушая страх пред неудачей новым позитивным опытом. А этот опыт не получить, если остановиться на первой же неудаче.

Вероника Соковнина, филолог-когнитивист

Я обратила внимание, что многие работы стрит-арта основаны на аллюзиях, отсылках к чужим произведениям в живописи, литературе, музыке и пр. Чистой идеи почти ни у кого нет. Почему?

Мне кажется, это такой способ передачи информации таким же, как ты, достаточно компетентным людям. Если я закладываю в свое искусство какой-то штампик, и его увидит знающий человек, то мы с ним на одной волне, он мой. Возможно, это даже фильтр некой элитарности. Если говорить о зрелых людях, то они это, разумеется, делают осознанно. У незрелых - это вполне логичный этап - подражание. У подростков нет какой-то базовой модели поведения, поэтому они копируют самую близкую – родительскую модель. Получается, я как подросток беру то, что для меня является авторитетным и пока у меня нет своего мнения, я ориентируюсь на это направление, это мой якорь. Со временем человек берёт и добавляет что-то своё, сначала это совсем крупица, потом процентное соотношение меняется. Это нормальный процесс – есть массы, а есть небольшой процент художников со своими идеями.

Тут две версии. Стрит-арт - это наследие 70-х годов, а в 70-х у нас началась эпоха постмодернизма и всё никак не может закончиться. Поэтому обращение к прошлым сюжетам и цитаты цитат - это жанровая особенность.

Художник придаёт новый смысл пространству, помещая в него известные сюжеты.

Вторая версия. Если копнуть в другую сторону – даже в большом искусстве не так уж много уникальных идей, так чего же мы ждём от стрит-арта как массового явления, где автор транслирует то, что более знакомо и гарантированно зацепит обывателя? Вообще искусство многообразно и привнесение в него идеи, это более поздняя тенденция. Если мы рисуем голую женщину, то у нас может и не быть никакой идеи, ты просто наслаждаешься формами. Глядя на настоящее произведение искусства у тебя столько возникает мыслей в голове, но не факт, что это мысль автора. Искусство метафорично и чем больше метафор, тем выше класс мастерства. В стрит-арте, получается, три пути: ты можешь хорошо рисовать, но у тебя нет идеи; ты можешь следовать тех.заданию; и ты можешь быть движимым идеей, но при этом современные компьютерные средства позволяют тебе не быть художником.

Вероника Соковнина, филолог-когнитивист

Тем не менее, очень много ребят, которые вовсе не имеют художественного образования. Город полон наивных рисунков.

Наивное искусство интересно тем, что мастер может мучится и долго думать, как точнее выразить мысль, владея при этом большим количеством техник рисования, а «наивец» просто выразит и всё. Причем, скорее всего, он сам не сможет это потом повторить, потому что не будет знать, как это получилось. Не все наивные рисунки - это искусство. Однако людям такой стрит-арт близок, потому что рисовали «свои», чувствующие, что требуется. Как раз то самое удобство, о котором уже говорилось.

Вероника Соковнина, филолог-когнитивист

Может быть, с точки зрения жителя города такие, условно говоря, наивные, непрофессиональные рисунки и есть то искусство, которое трогает, которое хочется иметь хотя бы на аватарке в соц.сети?

Стрит-арт - это провокация воображения. На нём нет таблички, нет подписи и человеку приходится самостоятельно осмыслять увиденное, каждый в меру своей развитости понимает смысл. Конечно, то, что лежит на поверхности и не требует глубокого восприятия лучше принимается обществом, точнее, принимается большим количеством людей. На то оно и массовое искусство.

Такие рисунки, безусловно могут быть хороши для городского пространства, но это не всегда изобразительное искусство. Бывают исключения вроде творчества Букашкина, ставшего на недолгое время неотъемлемой частью Екатеринбурга и навсегда (ну, или почти навсегда) его легендой. Однако Букашкиных – единицы. Не все способны к стрит-арту. Не каждый художник может нарисовать стрит-арт, но и не каждый стрит-артер может создать что-то большое. А про аватарки – ну да, стену дома в квартиру не затащишь.

Нарушаем? Стрит-арт и закон

В третьей статье курса о стрит-арте Concepture останавливается на взаимоотношениях стрит-райтеров и их произведений с одной стороны, и закона – с другой, вскрывая при этом ряд любопытных парадоксов.

Стрит-арт закрашивают, за стрит-арт дают штрафы и сроки, занятие стрит-артом вызывает подозрения. Меж тем закон совершенно не интересует чье-то самовыражение, законы ориентированы абстрактной «социальной опасностью деяния». Закон слеп ко многим вещам. Закон бывает суров. Но он является той чертой, которая позволила сформироваться стрит-арту таким, какой он есть. Чтобы нарушить границу, она должна быть актуальной. Стрит-арт, пересекая культурные, социальные и юридические границы, приводит нас к целой серии любопытных казусов. О них и о взаимоотношении стрит-арта с законом мы и поговорим.

«Я думаю, что стрит-арт незаконен и он должен остаться незаконным». Invader

Наверное, действительно есть такой тип людей, которым проще приносить извинения, чем просить разрешения. Но психологические моменты отношения стрит-райтеров с законом мы рассмотрим в следующем тексте. Существует еще множество вопросов в связи с законами. Так, например, большинство людей сегодня согласятся с тем, что человек имеет право на самовыражение и оно не должно подвергаться цензуре или наказанию.

Работа Banksy

Однако «самовыражение» – очень широкая категория, которая может включать в себя вещи этически сомнительные или уголовно наказуемые. Получается, что закон-таки вынужден регулировать его, иначе как осуществлять другие статьи закона, такие как клевета, оскорбление, пропаганда экстремизма, недобросовестная реклама и т. д.? Вдобавок к этому существует вандализм, с которым часто ассоциируют работы стрит-арта.

Вандализм против священных коров

В большинстве стран самовыражение не запрещено, если только вы так не называете ущерб третьим лицам и их собственности. Но на практике это означает, что любая критика либо делается в привычных рамках (дискуссия, журналистика, искусство и т. д.), либо попадает под подозрение закона.

Богатые и власть имущие способны юридически представить «неконвенциональную» критику как нарушение прав, плюс к этому у любых сообществ всегда имеются свои «священные коровы», которых трогать нельзя. И мне кажется этот момент во многом проясняет, почему вообще существует вандализм.

Человек – это существо предела, ему свойственно как искать, устанавливать границы, так и заплывать за буйки. Запреты играют огромную роль в рождении и уточнении наших желаний. Поэтому именно вера в «священных коров» одних провоцирует других (да, обычно не очень далеких и асоциальных людей) к выражению своего протеста через жест Герострата.

Кстати, по этой причине я считаю ущербным определение стрит-арта через протест. Протест – это реакция того, чье желание не удовлетворено. Стрит-арт всегда был больше, чем только это: в нем есть не только причины (в т. ч. иногда и протест), но и другое желание – желание делать стрит-арт, высказываться. Это важно: протест обращен к Большому Другому (кто в ответе за порядок), стрит-арт – к другим, очень разным людям. Этот зазор и превращает стрит-арт в особую форму вандализма, который вполне может оказаться социально значимым. Критика важна для общества, если она содержательна, а вот форма – всегда дискуссионна.

Стрит-арт сформировался вне легального поля, хотя в отличие от значительной части граффити никогда не стремился к этому. Поэтому в отношении закона стрит-арт порождает несколько любопытных парадоксов.

ПАРАДОКС ПЕРВЫЙ: Собственность – это кража

Первый парадокс возникает на почве того, что современные законы озабочены правами собственности. Если коротко, то: делать стрит-арт – незаконно, но уже обращение с ним вполне легально, даже его кража.

Несанкционированный рисунок на чьей-то стене – это очень странный предмет. С одной стороны, юридически это ущерб собственности, а с другой стороны, потенциальная собственность владельца стены. Подобно коту Шрёдингера чей-то стрит-арт в любой момент может обернуться своей противоположностью, достаточно лишь симпатии/антипатии собственника или очередного тренда на рынке произведений искусства.

Картина Жана-Мишеля Баскии

В начале 80-х Рене Ричард и Энди Уорхолл сделали из Баскии художника, чьи работы хотят заполучить галереи современного искусства и частные коллекционеры (как известно, Уорхолл ради прикола и денег проделывал этот трюк регулярно: скупал работы неизвестных за большие деньги, привлекая этим внимание других торговцев). В середине 2000-х это произошло и со стрит-артом.

Арт-рынок обнаружил спрос и попытался ответить на него. Сомнительные художества на стенах вдруг превратились в дорогие произведения искусства, практически валяющиеся на дороге. Конечно, только если высоколобый критик поручился за то, что это не какой-то неизвестный парень из Бристоля, а другой неизвестный парень, всемирно известный как Бэнкси.

Казус бессребреника и казус вора

Возникает два юридических казуса: казус бессребреника и казус вора.

Любой стрит-райтер – это человек, который самим своим действием отказывается от права обладания. Несмотря на анонимность, за ним сохраняется право авторства; по Женевской конвенции оно неотчуждаемо и бессрочно вне зависимости под каким именем введено в оборот произведение. Но как бы не относился к копирайту автор (многие стрит-райтеры его противники), само право обладания никуда не девается. Оно волшебным образом появляется из встречи с «просвещенным человеком», способным увидеть в ущербе ценность.

И здесь появляется казус вора. Чтобы стать объектом собственности (т. е. объектом обладания, распоряжения и пользования), его нужно умыкнуть – украсть в прямом смысле (постер, объект, кусок стены) или изъять из всеобщего пользования (хотя бы потенциально). Конечно, у владельца стены есть небольшое преимущество по закону, но только в случае, когда он может доказать, что это было размещено на его имуществе. В реальности владельцы либо очень поздно понимают, чем обладали, либо вообще никогда.

Гегелю бы очень понравилась такая диалектика: стрит-арт начинает что-то стоить в том числе потому, что его крадут, а крадут его, потому что он чего-то стоит. И чем дороже он стоит, тем более респектабельным и неприкосновенным объектом он становится. Логику капитализма и арт-рынка понять несложно – им необходимо расширять ассортимент и стимулировать потребление (на фоне переизбытка и перегретых цен), поэтому он запросто вбирает в себя все, что способно быть рентабельным. Сложнее придумать, что теперь с этим делать – и авторам, и тем, для кого их работы предназначались.

Копирайт как камень преткновения

Сюда же можно добавить и споры о копирайте. Стрит-арт находится вне конвенций искусства, а поэтому и требование оригинальности в нем выглядит сомнительно. В конце концов если я копирую образ другого художника – я ведь его распространяю и делаю узнаваемым его высказывание, а не себя (при условии, что я не получаю плату). Еще более странно выглядит попытка присвоить себе некоторые образы теми, кто сам активно использует чужие – корпоративные, авторские, общекультурные.

Работа стрит-райтера под ником Blu

По этому вопросу во взглядах и действиях сами стрит-артисты значительно расходятся. Например, Blu – принципиальный противник копирайта, распространяющий бесплатно в Сети свои видео и фото работ. Когда одна из галерей Болоньи сделала выставку стрит-арта с несколькими его рисунками, он демонстративно закрасил все свои работы в этом городе.

А вот Шепард Фейри, которого справедливо многократно обвиняли в плагиате (в том смысле, что он использовал чужие фото и плакаты без ссылки на оригинал) не только был ответчиком по искам от правообладателей, но и сам горазд подавать в суд. Его иск в адрес Associated Press по поводу постера «Hope» закончился для него весьма печально, причем из-за его попыток фальсифицировать улики.

Одна из работ Blek le Rat

Весьма непривычно звучат и претензии Blek le Rat в адрес Banksy, который искренне злится, думая, что последний крадет его стиль. Бэнкси однажды сказал, что любую публичную рекламу можно использоваться как тебе угодно и «просить на это разрешения – все равно, что просить взять на память камень, который кинули тебе в голову». Однако разве это не касается и образов стрит-арта, который столь же публичен?

ПАРАДОКС ВТОРОЙ: Издержки легализации

Второй парадокс появляется вслед за переосмыслением ценности стрит-арта. Начинают звучать сердобольные инициативы о том, чтобы дать ребятам с баллончиками специальные площадки, место в галереях совриска или полностью легализовать их деятельность. Однако всегда остается вопрос: будет ли это стрит-артом в условиях арт-гетто? А при полной законности?

Наличие внешнего ограничения или запрета, даже в форме цензуры – для творческих людей отнюдь не всегда безусловное зло. Внешний характер запрета позволяет ослабить или вообще отбросить самоцензуру, а она порой намного сильнее (в т. ч. потому, что мы социальные существа, вне зависимости, что думаем по этому поводу). И та же цензура – вещь намного более удобная, чем современный «формат». Речь идет о цензуре как списке обозначенных требований, которые, по сути, можно обойти иносказанием или акцентом на чем-то ином. И наоборот, «формат» (какого-либо СМИ, выставки, феста или конкурса и т. д.) вещь часто не артикулированная, но ощутимая. Он позволяет отказать кому угодно, не обременяя себя объяснениями. Что вновь включает жесткую самоцензуру, по крайней мере у тех, кто хочет признания.

Несмотря на толерантные декларации, современное искусство с его кураторами, программами и грантами – это довольно жесткое сообщество, осуществляющее символический контроль (см. случай Одда Нёрдрума). Стрит-арт же – это тонкая игра, в которой вопрос о художественной и смысловой ценности отдан во власть случайного зрителя. Галереи и музеи прямо или косвенно будут создавать свои ранжиры, которые сломают этот принцип. Что в итоге поменяет правила игры.

Фестивали стрит-арта хороши как возможность общаться и знакомить желающих со своими работами, а специальные места для рисования полезны, чтобы потренироваться. И все-таки изначальный смысл стрит-арта в том, что никто не диктует автору что, когда и где рисовать.

Стрит-арт, муралс, декор – в чем разница?

Официальное разрешение и его влияние на то, что рисует автор вновь остро ставит вопрос об отличии стрит-арта (в узком смысле) от искусства, муралс и городского декора. По сути, здесь много нюансов, таких как: кто был инициатором, каковы мотивы разрешающих, есть ли оплата или финансовая помощь, было ли согласование рисунка/текста, каково содержание произведения? Однако многое ясно по ощущениям.

Фарид Руэда на фоне одной из своих работ

Например, на мой взгляд, огромные росписи и сложные работы (большие выставки, трудоемкие инсталляции) – это нечто, тяготеющее к декоративности и часто уже не стрит-арт. При том что тематические сайты и паблики забиты под завязку как раз подобными работами – например, от группы Інтересні Казки, дуэта Etam Cru или Фарид Руэды. Они хороши и порой поэтичны, но в них нет отчетливого сообщения. Вы можете читать их как угодно или не делать этого, просто наслаждаясь красотой и мастерством.

Граница, впрочем, весьма условна: для сравнения с выше упомянутыми, делающие похожие большие вещи Blu, Fintan Magee или Nevercrew ощущаются как те, кто говорит, делится чем-то с миром. В этом смысле я согласен со стрит-райтером Кри (Krieight), который однажды заметил, что в не доведенных до блеска простых работах куда как отчетливее видна их самоцель – «вывести каждого встречного на личный разговор». Вот этой искренности послания не хватает монументальным росписям, «они ведь рассчитаны заигрывать с пространством, а не с людьми».

Рефлексивность стрит-арта

Стрит-арт не обязан быть всенепременно революционным, но и в качестве безобидного декора он сомнителен. Хотя еще раз замечу, что и чисто художественные работы ценны, особенно в городах с монотонной архитектурой.

А можно и по лицу…

Ярким примером того, что от стрит-арта ждут чего-то большего, чем красоты или безобидное по содержанию высказывание, можно назвать случай с Шепардом Фейри в Копенгагене. Он нарисовал масштабную фреску со словом «Мир» в память о снесенном властями «Молодежном доме» по адресу Ягтвай 69, где собирались левые. Местным анархистам подобный месседж не понравился, особенно от американца – работу испортили.

«Мир» Шепарда Фейри – до и после

Фейри прекрасно понял причину недовольства и попытался работу исправить (вместе с командой RaxArt): на стене появились полицейские, горящий автозак и надпись «Ничто не забыто, ничто не прощено». Но и это не устроило недовольных: работа вновь была испорчена, а Шепарда и его помощника побили. Эта ситуация показывает, что есть и обратная сторона высказываний от лица других, они могут и не оценить подобный жест или его содержание.

Культурная колонизация или голос улиц?

В этом же духе в адрес Бэнкси и других авторов, рисовавших на палестинской территории, иногда звучат обвинения в культурной апроприации и колонизаторской логике. Мол, европейцы присваивают голос отчужденных третьих стран, и поэтому их творчество выше ценится, чем местных авторов. Честно говоря, подобные прогрессивные рассуждения бьют мимо цели, так как главными «колонизаторами» по факту являются не те, кто создает, а те, кто потребляет и отбирает их для потребителя.

Посмотрите на замечательный «жанр» современных кинофестивалей – экзотический режиссер с остросоциальным фильмом. На меня подобные опусы навевают невыносимую скуку, потому что и режиссер оказывается карикатурным «большим европейцем, чем сами европейцы», и его фильм – чистой воды отражением актуальной европейской идеологии (а не локального взгляда на вещи).

И это весьма порочная логика – забывать, что и живущие в развитых странах на своей шкуре знают, что такое социальное дно и отчуждение. Да и те, кто происходит из успешных семей, тоже способны на честные высказывания как о своем опыте, так и об опыте других.

Есть такой миф, о том, что существуют бедные и голодные гении, которых нужно обязательно накормить. Однако современный мир, похоже, перебарщивает в этом стремлении, закармливая их до полной апатии едва ли не с пеленок. А ведь, как это ни цинично прозвучит, но чаще именно голод и слезы гениев, а не их радость, оставляют нам шедевры. Нечто похожее касается и заботы о стрит-райтерах.

Уже сейчас многие сетуют на то, что в странах, поощряющих уличное рисование, вы больше не встретите непочтительных высказываний, буйства тегов, яростных обвинений в адрес полиции или корпорации и т. п. Много красивостей, но без особого смысла – декор и только. Как заметил Антон Мэйк, легальный стрит-арт используется для джентрификации, т. е. улучшения района (что оборачивается ростом арендной платы и выселением бедняков подальше на окраины), а также для увеличения капитализации и спроса товаров.

Роспись от Futura 2000

Я думаю, стрит-арт наиболее полно раскрывает свой потенциал в несколько двусмысленной ситуации. Когда, с одной стороны, есть запрет, позволяющий тебе говорить то, что важно, а с другой – есть понимание и одобрение от общества, в том числе и от стражей порядка.

Как заметил Леонард МакГурр (известный как Futura 2000), «если уж нарушать закон, причина должна быть веской», и это действительно так. Полная свобода расхолаживает и убивает активность получше драконовских запретов. В то же время ощутимое неприятие обществом подобной деятельности в значительной степени подрывает ее смысл – к кому тогда ты обращаешься?

ПАРАДОКС ТРЕТИЙ: Право на публичное пространство

Третий парадокс касается самого статуса публичного пространства в городах. Суть в том, что современный человек постепенно осознает влияние городского экстерьера на его жизнь, но ничего не может поменять, т. к. у него нет такого права. И стрит-арт оказывается в самой сердцевине проблемы «Люди для города или города для людей».

Современный город – исторически новое явление, если под ним понимать типовую архитектуру, высокую плотность расселения и современный тип планирования инфраструктуры. А его осмысление – в специальной теории и в искусстве – не насчитывают и ста лет. Стрит-арт появился в очень интересный момент – как раз когда рефлексия существования в городах стала затрагивать не только вопросы реальных потребностей, но и образно-символическое измерение.

Рассуждения архитекторов и дизайнеров (Ле Корбюзье, Баухаус и др.), интервенции в городское пространство художников и граффити-райтеров, исследования психологии горожан, теоретические наработки по обустройству городов от анархистов и ситуационистов (Ги Дебор), по семиотике повседневности, по критическому анализу идеологии – все они подготовили площадку для вопроса «кому должны принадлежать улицы города?» Особенно если учесть, что современный мир все больше использует их для прямых и косвенных сообщений нам.

В 1981 году родится стенсил-арт, и в этом же году Маршал Берман в книге «Все что твердо улетучится» («All That is Solid Melts into Air») провозгласит лозунг «вернуть улицы для человеческой жизни». Спустя десять лет возникнет уже движение «Reclaim the Streets!», одна из целей которого осознание и ненасильственная борьба с засильем капитализма на улицах (хоть в форме машин, лишающих нас пешеходных улиц, хоть в виде навязчивых растяжек и пилонов с рекламой, хоть в подчинении локальных сообществ глобальным процессам).

Иными словами, стрит-арт оказался в значительной степени вписан в ощутимую культурную тенденцию осознания городского пространства как особого и важного объекта, и своим появлением в еще большей степени актуализировал ее.

Еще одно произведение от Blu

В этом смысле стрит-арт подобен проницательным и в то же время простым вопросам:

1. Почему я обязан смотреть на рекламу на улицах, если я этого не выбирал?

Наружная реклама в последней трети ХХ века стала столь распространена, что и особого выбора (не смотреть) у человека попросту не осталось. И никто на эту приватизацию общественного блага согласия не давал. А это именно благо, что очевидно любому, кто испытал его отсутствие. Только к концу 90-х в ряде стран или даже на уровне отдельных муниципалитетов стали появляться запреты и ограничения на наружную рекламу.

Но до сих пор на уровне закона сохраняется весьма сомнительная логика: если у тебя есть деньги – заплатить мэрии за разрешение или арендовать рекламное пространство – то ты можешь навязывать другим свои сообщения, а нет – тогда ты вандал. Свобода от рекламных сообщений превратилась в дорогостоящую роскошь. Причем никаких внятных рассуждений на тему насколько вредными могут оказаться эти «тонны» визуального мусора, как-то не слышно, несмотря на уверения в заботе о гражданах.

Абажуры Тима Ради в Екатеринбурге

Не стоит уповать на градоначальство (пока они принимают в расчет только то, что имеет рыночную стоимость), горожане должны сперва сами осознать важность других вещей (комфорт, эстетика и т. д.), чтобы внятно потребовать их. И дать зеленый свет тем, кто уже что-то делает (пример – абажуры, сделанные Тимом Радей у оперного театра в Екатеринбурге).

2. Почему изображения должны быть кем-то санкционированы?

Одна из замечательных уловок обвинительной риторики – повторять вместе с каким-нибудь явлением слово «угроза». Потом доказывай, что это не так (в таких случаях всегда нужно настаивать, что сама постановка вопроса «угроза или нет?» – уже манипуляция).

Неразрешенный спрей-арт на стенах города может быть угрозой только в том случае, если обществу давно пришел конец и каждый в нем – потенциальный преступник, не понимающий самой сути запретов. К тому же, если рекламные образы никто не считает угрозой, то что уж говорить о самовыражении одиночек? Как заметил Бэнкси, «граффити опасны только в воображении трех типов людей: политиков, рекламщиков и тех, кто рисует граффити». Образы и слова могут влиять, но все-таки в отличие от СМИ и вездесущей рекламы, стрит-арт не может навязать себя против воли. Он может лишь спровоцировать мысли и решения, к которым уже близок человек. И очевидно, что это безусловное право человека, которое крайне нелепо пытаться регламентировать.

3. Почему у людей до сих пор нет права на публичное

Стрит-арт: вандализм или настоящее искусство?

У явления стрит-арт до сих пор нет четкого определения. Это аморфный зверь, охватывающий искусство, живущий в городской среде и вдохновляющийся ее. С антикапиталистическим и мятежным подтекстом это демократическая форма популярного публичного искусства, которую легче всего понять, увидев ее на месте. Стрит-арт не ограничивается галереей и не может легко коллекционироваться или приобретаться теми, кто стремится превратить искусство в свой трофей.

Ernest Zakharevich

Некоторые принимают его за что-то мешающее, для других уличное искусство — это инструмент для обмена мнениями, выражение несогласия, возможность задать сложные вопросы и выразить политические взгляды.

Его определение и назначение меняются: изначально уличное искусство – это инструмент для обозначения территориальных границ городской молодежи, сегодня же оно рассматривается в некоторых случаях даже как средство благоустройства и возрождения города.

Независимо от того, считается ли это вандализмом или общественным искусством, стрит-арт уловил интерес к миру искусства и его любителям красоты.

Является ли стрит-арт вандализмом?

В интервью «Queens Tribune» исполнительный директор музея искусств «Queens Museum of Art» в Нью-Йорке Том Финкельперл (Tom Finkelpearl) однажды сказал, что «публичное искусство – это лучший способ для людей выразить себя в этом городе. Искусство открывает диалог и это очень хорошо». Однако эксперт подчеркнул, что не считает граффити искусством, он говорит: «Я не могу потворствовать вандализму… Меня действительно расстраивает тот факт, что некоторым людям нужно писать свое имя снова и снова в публичном пространстве. Это получается культура славы. Я действительно считаю прискорбным то, что они видят это единственным способом стать знаменитым». Так американский эксперт, который помогает организовывать общественно-сознательные художественные выставки в США, отозвался о так называемом «nickname writting» — направлении в стрит-арте, когда художник просто тиражирует свое имя в городском пространстве.

Ernest Zakharevich

Формы уличного искусства

  1. Традиционная

Картина на поверхностях общественной или частной собственности, которая видна публике, обычно сделанная при помощи спрея с краской или простым валиком. Такие картины еще называют мюралы (от англ. Mural) Он может состоять из простых слов (обычно имя писателя) или быть более хитрым и сложным произведением, покрывая поверхность изображением фрески.

Banksy

 

  1. Трафарет

Картина, сделанная с использованием самодельного трафарета, обычно вырезания бумаги или картона, для создания изображения, которое можно легко воспроизвести. Желаемый дизайн вырезается из выбранной среды, и изображение переносится на поверхность с помощью распыляемой краски или валика.

  1. Стикер

Пропагандирование изображения или сообщения в общественных местах, используя самодельные наклейки (стикеры). Эти наклейки обычно пропагандируют политическую повестку дня, комментируют политическую ситуацию или проблему или представляют собой авангардную художественную кампанию. Стикерное искусство считается подкатегорией постмодернистского искусства.

  1. Мозаика

Мозаика — это искусство создания образов посредством сборки небольших частей или отдельных кусочков.

  1. Видеопроекция

Цифровое проектирование изображения на поверхность, управляемое компьютером

  1. Уличная инсталляции

Уличные инсталляции — это растущая тенденция уличном искусстве. В то время как обычный стрит-арт и граффити делаются на поверхностях или стенах, инсталляции используют трехмерные объекты и пространство для вмешательства в городскую среду.

Марк Дженкинс

  1. Деревянные таблички

Картины, написанные на небольшой части фанеры или аналогичного недорогого материала и прикрепленные к уличным знакам с помощью болтов. Часто болты согнуты сзади, чтобы предотвратить их снятие. Это стало формой граффити, используемой для покрытия знака, плаката или любой рекламной рекламы, которая стоит или висит. 

  1. Флеш-моббинг

Большая группа людей, которые собираются внезапно в общественном месте, совершают необычное действие на короткое время, а затем быстро расходятся. Термин флеш-моб обычно применяется только для собраний, организованных посредством телекоммуникаций, социальных сетей и вирусных писем. Этот термин обычно не применяется к мероприятиям, организованным фирмами по связям с общественностью, или к публичным трюкам. Это также можно рассматривать как массовое публичное искусство.

  1. Уличное вязание

Уличное вязание (Yarn Bombing) — это свежее веяние в уличном искусстве, в котором используются красочные вязаные объекты, которые, как правило, надеваются на элементы городского пейзажа. Считается, что эта практика пришла из США с техасскими вязальщиками, которые пытались найти творческий способ использовать свои оставшиеся и незавершенные вязальные проекты, но с тех пор распространилась по всему миру. В то время как другие формы граффити могут быть выразительными, декоративными, территориальными, общественно-политическими комментариями, рекламой или вандализмом, стрит-арт из пряжи – это почти всегда исключительно о благоустройстве и творчестве.

  1. Дополнение окружающей среды

Отдельно хочется упомянуть такую форму уличного искусства, как некая коллаборация с окружающей средой. Когда художник планирует свое произведение таким образом, что природные или городские элементы становятся его дополнением. Одним из активно использующих этот прием в своих уличных работах художник – французский стрит-артер Oak Oak.

Oak Oak


Обзоры стрит-арт художников, наиболее интересные их работы и техники мы публикуем в разделе «стрит-арт«.

арт - это... Что такое Стрит-арт?

Стрит-арт (англ. Street art — уличное искусство) — изобразительное искусство, отличительной особенностью которого является ярко выраженный урбанистический стиль.

Основной частью стрит арта является граффити (иначе спрей-арт), но нельзя считать, что стрит-арт это и есть граффити. К стрит-арту также относятся постеры (некоммерческие), трафареты, различные скульптурные инсталляции и т. п. В уличном искусстве важна каждая деталь, мелочь, тень, цвет, линия. Художник создает свой стилизованный логотип — «уникальный знак» и изображает его на участках городского ландшафта. Самое главное в стрит-арте — не присвоить территорию, а вовлечь зрителя в диалог и показать различную сюжетную программу.

На 2010 год ни в одном музее мира не существует отделов коллекционирования и хранения стрит-арта[1].

История

Истоки

Опубликованный в 1918 г. российскими футуристами Декрет № 1 «О демократизации искусств (заборная литература и площадная живопись)» гласит:

Товарищи и граждане, мы, вожди российского футуризма — революционного искусства молодости — объявляем:

1. Отныне вместе с уничтожением царского строя отменяется проживание искусства в кладовых, сараях человеческого гения — дворцах, галереях, салонах, библиотеках, театрах.

2. Во имя великой поступи равенства каждого пред культурой Свободное Слово творческой личности пусть будет написано на перекрестках домовых стен, заборов, крыш, улиц наших городов, селений и на спинах автомобилей, экипажей, трамваев и на платьях всех граждан.

3. Пусть самоцветными радугами перекинутся картины (краски) на улицах и площадях от дома к дому, радуя, облагораживая глаз (вкус) прохожего.

Художники и писатели обязаны немедля взять горшки с красками и кистями своего мастерства иллюминовать, разрисовать все бока, лбы и груди городов, вокзалов и вечно бегущих стай железнодорожных вагонов.

Пусть отныне, проходя по улице, гражданин будет наслаждаться ежеминутно глубиной мысли великих современников, созерцать цветистую яркость красивой радости сегодня, слушать музыку — мелодии, грохот, шум — прекрасных композиторов всюду.

Пусть улицы будут праздником искусства для всех.

— Владимир Маяковский, Давид Бурлюк, А.Каменский («Газета футуристов». — М., 15 марта, 1918)

По легенде, история граффити начинается в 1942 году, во время Второй мировой войны, когда рабочий Килрой принимается писать 'Kilroy was here' на каждом ящике с бомбами, которые производят на фабрике в Детройте. Солдаты в Европе воспроизводят эту фразу на стенах, устоявших во время бомбардировок. Позже к этому первому проявлению вируса присоединяются подписи Корнбреда в Филадельфии в 1950-х — 1960-х годах. Художник берёт город приступом вместе с Cool Erl и Top Cat. Втроём они создают граффити, в подлинном смысле давая начало этому течению.

1970-е годы

Из Филадельфии движение в конце 1960-x годов приходит в Нью-Йорк. Там всё начиналось в квартале Washington Heights в Манхэттене. В 1971 году «тег» распространяется повсюду, покрывая стены вагонов метро. Julio 204 — первый, кто помещает номер своей улицы рядом со своим псевдонимом. Первым райтером, признанным за пределами собственного квартала, стал Taki 183. Он оставляет следы своего присутствия в очень многих городских местах, становясь своеобразным «поджигателем» и провоцируя волну подражаний среди многих райтеров.

В то же время начинает появляться новая форма. 1972 год отмечает рождение нового эстетического языка. В то время как между райтерами, ищущими славы посредством своих псевдонимов, вспыхивает настоящая война, некоторые из них для того, чтобы как-то отличиться, используют неожиданные стилистические включения. Так зародилась основа стиля и кода граффити, используемого и сегодня.

1980-е годы

Быстрый и бесконтрольный рост движения вызывает определенный интерес культурных инстанций, от критиков до галерей. Поэтому начало 1980-х отмечает впечатляющее количество выставок, где молодые райтеры получают признание как художники в полном смысле этого слова. В 1981 году престижный журнал Арт Форум посвящает статью явлению Fashion Moda. В том же году райтеры принимают участие в выставке PSI New York/New Wave вместе с другими художниками, среди которых Жан-Мишель Баскиа, а также Джозеф Кошут, Уильям Берроуз, Нэн Голдин, Энди Уорхол и Лоуренс Вайнер. В 1982 году Fashion Moda выставляется на Dokumenta 7 в Касселе, Германия. С тем же озадачивающим очевидным успехом первые райтеры выставляются во многих музеях Европы параллельно с выставками в лучших галереях Нью-Йорка.

Одновременно с художественным признанием искусство граффити испытывает на себе жесткие санкции, которые вынуждают его развиваться вне метро и улиц. Давление оказывает значительный и подчас фатальный эффект на художественное развитие многих райтеров. Но не все смиряются с этим, и кое-кто ищет новые пути развития, дающие место многочисленным ответвлениям. С этого момента движение получает второе дыхание и обеспечивает себе дальнейшее развитие.

1990-е годы

2000-е годы

Последнее десятилетие отмечает разнообразие направлений, которые выбирает стрит-арт. Восхищаясь старшим поколением, молодые райтеры отдают себе отчёт в важности разрабатывания собственного стиля. Таким образом возникают всё новые ответвления, предсказывающие движению богатое будущее. Новые разнообразные формы стрит-арта подчас превосходят по своему размаху всё, что было создано до этого.

Техника

См. также

Источники

 Просмотр этого шаблона Стрит-арт
Формы стрит-арта Граффити, монументальная живопись, постер-арт, стикер-арт, трафареты (стенсилы, трафаретная печать), контекстный стрит-арт, перформанс
Граффити Бомбинг, райтер, аэрозольный баллон, скетч
Известные райтеры Бэнкси, TAKI 183
Связанное со стрит-артом вандализм, паблик-арт, собственность, хип-хоп

Стрит-арт — Циклопедия

Граффити «Котик» на разрушенном войной доме в секторе Газа

Стрит-арт (англ. Street art — уличное искусство) — любая, преимущественно анонимная и андеграундная, работа, исполненная, установленная или закреплённая в общественном месте с целью творческого самовыражения автора при возможности влиять на окружающих, вызывая их интерес к чему-либо, а также с целью поделиться эмоциями, своим художественным видением. Считается бунтом против официоза, вызовом предсказуемости оформления и планировки городской среды. От банального вандализма или хулиганских тегов отличается, помимо прочего, мотивацией улучшения эстетической атмосферы для горожан.

Будучи нацеленным на эстетику улицы, искусство стрит-арта породило такие специфические вещи как граффити, перформансы, самодеятельные украшения и вывески, не относящиеся к рекламе и коммерции. Некоторые виды уличного искусства содержат элемент игры или являются таковой. Также имеет место коммерциализация отдельных видов уличного искусства.

[править] История стрит-арта

Древнерусское граффити на стене Софийского собора в Новгороде

Древнейшие найденные граффити относятся к эпохе императорского Древнего Рима и были обнаружены реставраторами на стенах Колизея[1] На Руси граффити и надписи высекали на каменных стенах соборов, к примеру сохранились древнейшие надписи в Софийском соборе Новгорода, датируемые концом XII — началом XIII столетия, некоторые из них представляли краткие поэтические прорицания, связанные с языческой традицией, как надпись «Яков Нога, жрец воронов, указывая, сказал, что Хотен Нос в Воротне цел», имеются также ребусы и рисунки. Во Владимиро-Суздальской земле есть записи, указывающие на датировки того или иного события, дополняющего сведения летописей.[2]

Одними из первых деятелей стрит-арта новейшего времени можно считать Казимира Малевича и Лазаря Лисицкого, расписывавших фасады домов в Витебске в 1920 году. Однако, несмотря на то, что призывы деятелям искусства выйти на улицу и творить в публичном пространстве, звучали и раньше — у Владимира Маяковского, Давида Бурлюка и Алексея Каменского, которые 15 марта 1918 года в газете футуристов опубликовали Декрет № 1 «О демократизации искусств (заборная литература и площадная живопись)», во многом словами всё и ограничилось.

Родиной же современного анонимного стрит-арта считается Нью-Йорк начала 1970-ых, где появились первые уличные художники Julio 204 и Taki 183, которые запустили лавинообразный эффект граффитимании. Посетивший в те времена Нью-Йорк французский художник, известный под прозвищем Blek le Rat, импортировал идею в Париж, вводя в свои работы новую технику — использование трафарета.

Роспись ступеней в Вальпараисо

К середине 1970-х в Нью-Йорке в стиле стрит-арта уже творят профессиональные художники Ли Киньонесем и Жан-Мишель Баскиа. Киньонес разрисовывает целые составы местного метро. Тогда же в СССР появились концептуалистские группы «Гнездо» и «Мухомор», которые устраивали перфоманс-акции в метро и на улицах, фиксируя и делясь своими эмоциями. Сами граффити в СССР возникли лишь в середине 1980-х и первым городом, где это произошло, стала Рига, позднее подключились Москва, Ленинград (Санкт-Петербург), Киев, Минск. Из художников граффити раннего периода популярны Вадим «Крыс», Олег «Баскет» и Макс Навигатор, в 1990-е на сцену вышли Мэйк, Шухер, Шаман.

В 1990-е года большинство западных стритартеров включили в свой арсенал помимо обычного граффити много других идей — стикеры, постеры, инсталляции, видеоарт. На арену вышли такие знаменитые мастера как Бэнкси, Ces53, Шепард Фейри, 108, Space Invader.

В 2000-ых годах в мире, включая и Россию, начался бум граффити, стали проводиться фестивали, возникли черты индустрии со своими арт-проектами, определённый интерес проявился со стороны государственных учреждений и мэрий.

Наиболее интересными городами с точки зрения свободы самовыражения стритартера и качества имеющихся работ, кроме Нью-Йорка, являются такие города как Амстердам, Барселона, Белград, Берлин, Богота, Бристоль, Буэнос-Айрес, Вальпараисо, Вифлеем (граффити, созданные приезжими), Кейптаун, Лиссабон, Лодзь, Лондон, Мадрид, Мельбурн, Мехико, Москва, Париж, Прага, Рио-де-Жанейро, Сан-Паулу (где граффити чрезвычайно популярно как «язык гетто»), Сантьяго (в Чили), Стамбул. Монументальные картины (брандмауэры) нередко критикуются за аффилированность с властью, если имеют одобренную текущей политикой смысловую окраску.

[править] Виды стрит-арта

Пример надписи мелом на асфальте
  • Цитаты мелом — простейший вид стрит-арта, выполняемый на стене, ограждении или асфальте. Как правило выбираются короткие, ёмкие афоризмы известных авторов либо мысли собственного сочинения, нередко абсурдистского содержания. Буквы прорисовывают чётко, чтобы их было легко прочесть, для качества применяют трафареты и разведённую известь.
  • Полоски-предсказания — для поднятия настроения бумажки с краткими пожеланиями или утверждениями раскладываются в случайных местах, посещённых стритартером (вкладываются в товары супермаркетов, оставляются на почте, в поликлинике, помещаются в цветочные горшки). Надписи могут быть любыми позитивными, к примеру: «Кто-то сейчас помнит о тебе», «Ты выглядишь сногсшибательно!», «Ты просто солнышко».
  • Безадресные валентинки — написание и оставление в людных местах сложенных любовных записок или помещение их в почтовые ящики. Содержание такое, какое автор хотел бы получить сам или послать любимому человеку.
Старую брошенную ванну в Гамбурге наполнили почвой и засеяли
  • Партизанское садоводство (сидбомбинг) — выбираются неприглядные места, где имеется открытая почва или трещины в тротуаре: рядом с уродливыми зданиями, разрытыми брошенными канавами, на негодных газонах, парковых вырубках. В разведанных местах высеваются семена неприхотливых цветов, трав, подходящих деревьев, съедобных агрокультур (горох, укроп и т.д.) Иногда не обойтись без регулярной поливки водою, приносимой с собой в спрятанных ёмкостях. Для заброшенных пустырей идеальным вариантом являются семенные бомбы, которые не нужно закапывать в почву или поливать. Семенная бомба изготавливается из смеси семян полезных растений, типичных для данной местности, из компоста и глины. По рецепту Масанобу Фукуоки замешивают 2 части семян, 3 части компоста и 5 частей порошка из глины, после чего заливают водой и раскатывают в ладонях небольшие шарики, высушивая их и сохраняя в сухом прохладном месте до намеченного времени партизанской вылазки.
  • Креативные объявления — миниобъявления, начинающиеся заголовком «Обрати внимание на…» и заканчивающиеся ориентировкой на нечто уникальное или повседневное, например на «…кривой вяз слева от тебя», «…чудесный фикус в окне третьего этажа над тобою», «…количество вдохов и выдохов за 15 секунд». Как вариант фраза заменяется отрывными купонами с обещающей шапкой: «Этот купон даёт право на…» после которой вписывается любая идея, например: «…один прекрасный день, в который можно улыбаться прохожим».
  • Повседневные плакаты — в современную эпоху людям нравятся повседневные заметки или блоги, что нашло выражение и в стрит-арте через регулярное развешивание в публичных местах обновляемых плакатов, где в рисунках или фотографиях описан обычный день стритартера либо вымышленного им персонажа.
  • Будничные карты — в каком-то смысле являются уличной заменой веб-карт от интернет-поисковиков. Стритартер распечатывает карту ближайших улиц в большом масштабе, выделяет на ней точку, где будет вывешена карта и помечает свои любимые интересные места, как-то: удобная скамейка, лоток с вкусным мороженым, красивый куст сирени. Для большего интереса заранее прячутся несколько работ, выполненных своими руками, и отмечаются эти места на карте.
  • Оставленные книги — в общественном месте оставляются прочитанные владельцем книги с запиской для тех, кто пожелает взять эти книги почитать или в свою очередь передать их другому. Порой дописывается адрес электронной почты или аккаунт в мессенджере для обратной связи.
  • Анонимные фотографии — производится съёмка городских объектов либо себя на их фоне с выкладыванием фотографий на скамейках поблизости. Принято подписывать дату фотографирования.
  • Всенародная доска — на стене или в кабинке туалета наносится краска для доски, зелёная или чёрная, а рядом оставляются мелки для желающих поделиться своими мыслями.
  • Наклейки — в людных местах развешиваются стикеры с лозунгами типа «Мечтай!», «Пой!», либо с подписями предметов на улице: «Остановка», «Фонарь», «Светофор».
Пример партизанского вязания
  • Партизанское вязание (ярнбомбинг) — украшение декоративными вязанными элементами цилиндрических или иных городских объектов — стволов деревьев, уличных знаков, статуй, скамеек, дверных ручек, автобусных кресел. Разновидностью партизанского вязания являются гирлянды из пряжи на ветвях или заборах.
  • Инсталляции — использование наклеек, неутилизированных жевательных резинок или других необычных предметов для создания узоров, силуэтов, картин, дорожек из слов.
  • Мусорные украшения — из разбросанного мусора выкладываются геометрические фигуры, выброшенные пластиковые стаканчики развешиваются на заборы из колючей проволоки и т.д.
  • Очеловечивание — предварительно вырезанные из бумаги «глаза» расклеиваются при помощи клейстера на неодушевлённые предметы (гидранты, парковочные счётчики) для создания эффекта «рожицы».
  • Облачка с текстом — к уже существующим вывескам или плакатам добавляются партизанские заготовки, превращая всё в подобие комикса. Например, к человечку на туалетной двери крепится «облачко» прямой речи с текстом «Ты мой герой!»
  • Дерево желаний — к стволу дерева с низконависающими ветками прикрепляется конверт, подписанный «Дерево желаний» с ручкой и цветными лентами на нитке. Чтобы привлечь внимание прохожих стритартер пишет несколько собственных желаний и развешивает их на ветках.
  • Украшения на деревьях — ветви украшаются оригами. Можно использовать гирлянды, красивые флажки, колокольчики, но, как правило, они обходятся дороже.
Граффити «Горничная», работа Бэнкса, Лондон
  • Граффити — фигурные надписи или картины созданные при помощи баллончиков с краской, острых предметов или кисточкой на вертикальных поверхностях всевозможных построек. Для создания качественного граффити требуется набитая рука, хороший вкус и художественное мастерство. Особой разновидностью этого вида стрит-арта является «моховое граффити», когда комочки лишайника смешиваются с кефиром при помощи блендера до вязкой массы, которой рисуется картинка или текст на отсыревающей и неосвещаемой солнцем стене. Вскоре лишайник укореняется и закрепляет художество. В части групп стритартеров принято называть словом «граффити» исключительно тексты, а рисунки — «неограффити», что является весьма условным делением.
  • 3-D граффити — рисунки на плоской поверхности, созданные с таким расчётом, что при взгляде с определённой стороны создаётся эффект объёмного объекта.
  • Флешмобы — совместный выход на улицу для танца, расстановка столиков с бесплатными услугами или прочие спонтанные мероприятия, организуемые публично.
Резиновая уточка Хоффмана на фоне Сиднея и в сравнении с человеком
  • Партизанская скульптура — постановка или размещение скульптур в уличных условиях без официального одобрения властей креативными скульпторами, частно на злобу дня. В пример можно привести установку гипсовой статуи Эдварда Сноудена 10 октября 2014 года в нью-йоркском парке Юнион-сквер напротив памятника Аврааму Линкольну.[3] Иногда партизанские скульптуры создаются в виде барельефов, объединяя двумерные фоны с трёхмерной компонентой. Случается, что власти города сами санкционируют создание партизанских скульптур, как гигантской «Резиновой уточки» (2007), изготовленной голландским художником Флорентином Хофманом, и отправленной по воде в мировое турне.

[править] Этикет в стрит-арте

Роспись безликого фасада здания

Поскольку стрит-арт, в отличие от уличной рекламы, в основном нелегализован, часто не согласован с муниципальными властями и не поддерживается официально, то стритартер может быть обвинён в «вандализме» с различными последствиями соответственно законов той или иной страны. Поэтому графические произведения создаются преимущественно в тёмное время суток в местах без камер видеонаблюдения и районах, не патрулируемых полицией.

Чтобы не вызывать гнев бюрократической машины и негатив частных собственников, стритартеры в своём творчестве стараются придерживаться определённых правил этикета. Например, предпочитают для граффити временные стены вокруг новостроек, малоприглядные городские ограждения. Или облагораживают пустые вазоны, столбы, высохшие пни.

Руководство отдельных городов, порой, идёт навстречу и разрешает художникам создавать большие картины и фрески на обшарпанных стенах старых построек, торцах безликих новых многоэтажек или на бетонных оградах.

[править] Музейные выставки

Роспись стены в Музее уличного искусства

Первая в истории стрит-арта выставка была организована ещё в 1981 году в Вашингтоне, но первой масштабной выставкой стрит-арта считается экспозиция «Art in the Street» в Музее современного искусства в Лос-Анджелесе, которую представил куратор Джефри Дейч в 2011 году. В экспозицию включили копии работ всех крупнейших авторов, начиная с 1980-х.[4]

С декабря 2012 года в Санкт-Петербурге действует первый в мире[5] Музей уличного искусства под открытым небом, расположенный на территории действующего завода слоистых пластиков, а также художественная историческая экспозиция внутри помещения. [6] Среди резидентов музея числятся такие стритартеры, как Паша 183, Тимофей Радя, Кирилл Кто, Андрей Оленев, Никита Nomerz, Миша Most, Escif, Clemence Behr, Eltono, Алексей Luka, QBic, 108, ТОЙ.[7]

В 2016 году в Берлине на остатках ограждения Берлинской стены был открыт музей под открытым небом «East-Side Gallery». На стене, протяжённостью 1316 метров, художники из 21 страны с 1990-ых, после объединения Германии, создали более 100 отдельных рисунков.

[править] Праздники стритартеров

  • 1 мая — Международный день партизанского садоводства.[8]
  • 9 июня — Международный день уличного вязания (ярнбомбинга)[9]

[править] Популярные высказывания о стрит-арте

Граффити – это одно из немногих средств самовыражения, которое ты можешь себе позволить, даже если ты не имеешь ничего. И даже если ты не расправишься при помощи граффити с мировой нищетой, ты можешь заставить кого-то улыбаться, пока он ссыт. — Бэнкси

Компании, заполнившие своей рекламой каждый свободный сантиметр городского пространства – вот кто по-настоящему уродует наши улицы. Они хотят, чтобы любой, кто не покупает их барахло, чувствовал себя неполноценным. Их слоганы назойливо лезут в глаза со всех сторон, а тебе даже нечем защититься, нечем ответить. Ну что ж – они сами развязали эту войну, и стена это лучшее оружие, чтобы нанести ответный удар. — Бэнкси

[править] Освещение в кино

Стрит-арт лежит в основе сюжета нескольких художественных фильмов для взрослых,[10] три из них были переведены для русскоязычного зрителя:

  • «Художник граффити» (The Graffiti Artist, 2004) — американская драма о жизни одинокого подростка, одержимого граффити.
  • «Состав» (Wholetrain, 2006) — немецко-польская драма о мюнхенской команде граффити-райтеров.
  • «Выход через сувенирную лавку» (Exit Through the Gift Shop, 2010) — англо-американская псевдодокументальная криминальная комедия об истории фаната граффити видеорепортёра Тьерри Гетта. Фильм заявлен как снятый Бэнкси и как лента, в которой поучаствовали многие популярные стритартеры.
  • (англ.) Игорь Поносов «Objects 3 Russian Street Art», — М.: Юпитер-Импэкс, 2008, ISBN 978-5-9901107-2-4
  • (англ.) Cedar Lewisohn «Street Art: The Graffiti Revolution», — London: Tate Publishing, 2009, ISBN 978-1-85437-875-0
  • (англ.) Patrick Nguyen & Stuart Mackenzie «Beyond the Street: The 100 Leading Figures in Urban Art», Die Gestalten Verlag, 2010. ISBN 978-3-89955-290-4
  • Игорь Поносов «Искусство и город. Граффити, уличное искусство, активизм», — М., 2016, ISBN 978-5-00028-117-8
  • Кери Смит «Оставь своё послание миру. Набор для стрит-арта», — М.: Издательство «Э», 2016, ISBN 978-5-699-89896-1

[править] См. также: видеоматериалы

Стрит-арт и архитектура: самые громкие проекты

Стрит-арт в большом городе (фото 0)Граффити «Окно в Европу», набережная Цесаревича, Владивосток, 2012. Арх-бюро Concrete Jungle (основатели: Феликс Машков и Вадим Герасименко).

Время, когда граффити считалось вандализмом, кануло в темное прошлое. Сегодня уличные художники заняли заслуженное место на пьедестале современного искусства. Городские власти, которые раньше гонялись за авторами, чтобы наказать их по всей строгости закона, теперь встают в очередь на заключение контрактов для оформления общественных пространств. Уличные художники не просто делают наши города красивыми и интересными, зачастую им под силу переосмыслить существующий урбанистический ланшафт, изменить архитектурный контекст.

Вслед за великими именами родоначальников стрит-арта — Китом Харингом (Keith Haring), Бэнкси (Banksy) и Жаном-Мишелем Баския (Jean-Michel Basquiat) на улицы вышло горомное количество художников, чтобы разрисовать все, что попадется им под руку. Сами стрит-артисты считают, что искусство давно было пора выпустить из музеев на улицу. И хотя типологию современного искусства тяжело загнать в строгие рамки (пост-граффити, «интервенция», мурализм и т. д), единственное, что хотят городские жители и туристы — это зрелищность, масштаб, эстетика, философский посыл и яркие краски. Именно это зритель и получает от уличного художника.

Специально для наших читателей рассказываем о самых громких именах в мире современного уличного искусства и предлагаем насладиться подборкой самых эффектных стрит-арт проектов.


Покрас Лампас

Архитектурное граффити (фото 2)Каллиграфия площадью 1625 кв. метров заняла у художника два дня работы и затребовала 730 литров краски.

Художник Арсений Пыженков, родом из Королева, известен во всем мире как Покрас Лампас (Pokras Lampas). Забавный теперь уже не псевдоним, а официальное имя, было образовано от старого выражения «покрасить» в среде граффитистов и самой абсурдной рифмы к нему. Покрас работает в стиле «каллиграффити», как очевидно из названия — на стыке граффити и каллиграфии. Он постоянно занят новыми проектами, а на его руках — следы свежей краски.

Архитектурное граффити (фото 4)Художник смог раскрасить тоннель от Атриума до Курского вокзала только наполовину. Причина в том, что часть принадлежит торговому центру, а часть — РЖД, и последние отказались предоставить свой отрезок Покрасу.
Фото: 
Денис Бычковский

Прославил художника проект по созданию самой большой каллиграфии в России (да и вообще в мире) на крыше «Красного Октября» в 2015 году. В 2017 Покрас расписал тоннель от Курского вокзала до торгового центра «Атриум» в Москве, вдохновляясь произведениями художников русского авангарда, цитатами Малевича, Кандинского и Маяковского. Громким международным проектом в карьере каллиграфиста стала покраска крыши Дворца итальянской цивилизации (Palazzo Della Civilta) в Риме, который по совместительству является штаб-квартирой Fendi. 

«Важно, чтобы творчество не превращалось в ремесло. Главное — доверять своей интуиции и делать только то, во что ты искренне веришь. Честное творчество всегда будет оценено по достоинству», — Покрас Лампас.


Дуэт Aesthetics

Подмосковный пост-граффити дуэт Aesthetics group существует с 2004 года. Состав участников и концепция со временем менялись, на данный момент — это Petro (Петр Герасименко) и Slak (Илья Блинов).

Архитектурное граффити (фото 11)Совместная работа Petro и Slak в рамках пилотного проекта фестиваля «Объекты природы». Аэрозольная краска. Котка (Финляндия), 2014.

Коллектив прошел путь от классического граффити к его смешению с абстрактной живописью. Художники работают на стыке авангарда и граффити, авторский стиль выражается в насыщенных цветах и ломаных линиях.

Архитектурное граффити (фото 13)Диптих без названия. Левая часть — Slak, правая часть — Petro. Аэрозольная краска, акрил. Сатка, Челябинская область, 2017.


Миша Most

Московский художник Миша Most занимается граффити с 1997-го и с 2004 года создает живописные работы. Автор быстро перешел из разряда «уличных авторов» в полноценные художники. Практически все работы автора посвящены человеческому будущему.

В 2017 году художник создал самую большую настенную живопись в мире на площади 10 тысяч кв. метров. Холстом для произведения «Эволюция 2.1» стало здание промышленного комплекса в городе Выкса (Нижегородская область).

Архитектурное граффити (фото 16)«Эволюция 2.1», Выкса, Нижегородская область, 2017.

Осенью того же года Миша научил рисовать дрона. В основе лежал подход «создание картины без художника». Дроны широко распространены в наше время, люди постоянно обучают устройства делать что-то новое. А художник решил привнести это «что-то новое» в искусство.

Проект «Прощание с вечной молодостью» состоял из нескольких этапов. Для начала Миша отрисовывал объект на планшете, затем изображение переносилось в специальную программу, по которой «летает» дрон. Затем для получения законченного произведения стоило всего лишь нажать на кнопку — остальное делала машина.

Архитектурное граффити (фото 17)«Прощание с вечной молодостью»: Миша Most и дрон.


Камилла Валала

Вообще-то британская художница Камилла Валала (Camille Walala) по профессии дизайнер по тканям. Но полученное образование никогда по-настоящему ее не захватывало. Последнее время Камиллу активно зовут оформлять бетонные коробки, непримечательные фасады и пешеходные переходы.

Архитектурное граффити (фото 20)Здание Splice Post, Лондон.

Валала работает на грани современного искусства и архитектуры, вливая в окружающую среду энергию и оптимистический настрой при помощи ярких красок и орнаментов. Огромное влияние на творчество художницы оказала группа Memphis.

Архитектурное граффити (фото 21)Детская площадка в Лондоне.

Именно в стиле этого дизайнерского объединения автор оформила фасад промышленного здания в Бруклине 40-метровой росписью. В основе концепции — оптические иллюзии, контрастные цвета и повторяющиеся L-образные мотивы.

Архитектурное граффити (фото 22)Фасад в духе группы «Мемфис», Бруклин (Нью-Йорк).


Феличе Варини

Холстом швейцарца по происхождению и закоренелого парижанина по месту жительства Феличе Варини (Felice Varini) стала сама архитектура. Художник знаменит фирменными оптическими иллюзиями. Работы автора запечатлены на стенах зданий и тротуарах, в парках и скверах.

Архитектурное граффити (фото 24)Каркасон, Франция, 2018.

С первого взгляда созданное Варини изображение не воспринимается цельно, оно распадается на отдельные фрагменты. И лишь с определенной «правильной» точки зрения орнамент складывается в целостный образ. Работы Варини выглядят настолько нереальными, что первая реакция человеческого мозга: «Это фотошоп!».

Архитектурное граффити (фото 25.1)Лозанна, Швейцария, 2015.Архитектурное граффити (фото 25.2)Гран Пале, Париж, Франция, 2013.

Жанр, который выбрал для себя Варини, называется анаморфозом. Главной темой творчества стала геометрия — разнообразные правильные фигуры: круги, треугольники, прямоугольники. Работы Варини подобным миражам в пустыне: вот человек наблюдает гипнотическое зрелище и вдруг, одно неверное движение, и видение растворяется.

Архитектурное граффити (фото 26)Крыша «Жилой единицы» Ле Корбюзье, Марсель, Франция, 2016.


Ill-Studio

Художники Ill-Studio в сотрудничестве с модным брендом Pigalle радикально изменили внешний облик баскетбольной площадки в Париже. В 2015 году спортивный объект оделся в резкие цвета и четкие геометрические формы по мотивам творчества Казимира Малевича.

Архитектурное граффити (фото 25)Площадка Pigalle Duperré в Париже зажата в узком пространстве между домами, 2015.

В 2017-м же студия обратилась к более мягким, но не менее эффектным градиентным оттенкам. «Работая над этой площадкой, мы хотели исследовать отношения, складывавшиеся между спортом, искусством и культурой на протяжении многих десятилетий», — рассказывают авторы проекта.

Архитектурное граффити (фото 24)Площадка Pigalle Duperré, Париж, 2017.

Проект яркой баскетбольной площадки бурно обсуждался на просторах интернета по всему миру. Современному поколению Instagram пространство явно пришлось по душе. Разумеется, это не единственный спортивный объект, который имеет такую нестандартную окраску. Например, в бельгийском городе Алст художница Катрин Вандерлинден (Katrien Vanderlinden) поработала над преображением другой баскетбольной площадки. Максимально эффектно яркая поверхность выглядит с высоты полета квадрокоптера.

Архитектурное граффити (фото 26)Баскетбольная площадка, Алст, Катрин Вандерлинден.

А в итальянской Равенне городскую среду оживила другая баскетбольная площадка. Обновлением занимался уличный художник Gue.

Архитектурное граффити (фото 27)Баскетбольная площадка, Равенна, стрит-артист Gue.


Даниэль Бюрен

Творчество французского художника-концептуалиста Даниэля Бюрена (Daniel Buren) имеет постоянный элемент — полоску. Интересно, что концептуальную тему автор обрел благодаря случайности. Однажды на заказанных им холстах остались следы от упаковки — полосы, которые заполонили всего его работы, вне зависимости от контекста.

Стрит-арт в большом городе (фото 44)Тени сквозь цветное стекло Даниэля Бюрена подобны произведениям искусства.

От холста француз переходит к городской среде — маркирует полосами станции метро, дворы Парижа. С 70-х художник работает с разноцветным стеклом и светом. Он превращает окна зданий в витражи и изучает отбрасываемую ими тень. Совместно с итальянской галереей Continua Бюрен создал масштабную инсталляцию прямо на фасаде здания парижской галереи Aveline в фирменном стиле — с вертикальными монохромными полосами и витражным стеклом.

Архитектурное граффити (фото 40)Галерея Aveline, Париж, Даниэль Бюрен.


Шантель Мартин

Стиль молодой британской художницы Шантель Мартин (Shantell Martin) легко узнаваем. Черно-белыми размашистыми рисунками Шантель готова оформить что угодно — раскрасить городские стены или декорировать новую коллекцию обуви или одежды.

Архитектурное граффити (фото 43)Баффало (штат Нью-Йорк), 2017.

Самые масштабные проекты художницы находятся в США. В 2017 году автор расписала 60-метровую стену завода в Баффало. Не меньше повезло городу Денвер — там Шантель оформила огромное общественное пространство. На площади в 600 кв. метров художница разрисовала все доступные ей поверхности — дорожный асфальт, тротуары и колонны.

Архитектурное граффити (фото 45)Денвер (штат Колорадо), 2017.


NeSpoon

Польская художница, работающая под псевдонимом NeSpoon, украшает Польские города. В технике трафарета автор расписывает городские стены, фасады домов, мусорные баки, тротуары, мосты и пандусы. Излюбленным орнаментом стрит-артистки являются тончайшие замысловатые кружева.

Архитектурное граффити (фото 51)

Стараниями художницы старые здания в аварийном состоянии, дорожные ямы и полуразрушенные стены становятся по-настоящему эстетичными. Выполненные NeSpoon узоры выглядят настолько реалистично, что хочется подойти и потрогать фактуру «кружева».

Архитектурное граффити (фото 50)

В качестве бонуса предлагаем и другие примеры работ уличных художников со всего света, меняющих городской ландшафт при помощи искусства.

Объемная композиция из древесины New City, Нижний Новгород, 2014 Прогрессивный российский художник Алексей Luka.Duo, Мангейм, Германия, 2017. Алексей Luka.«Новые роли», Красноярск, 2014. Уличный художник из Екатеринбурга Слава Птрк (Slava Ptrk). Слава Птрк активно взаимодействует с окружающей городской средой, делая архитектурные элементы частью своих картин.Сан-Висенти, Кабо-Верде, Африка. Работа французского художника Eltono. Современный шотландский художник Джим Лэмби (Jim Lambie) использует в работе глянцевую клейкую ленту различных цветов.

Elle Decoration

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

арт - это... Что такое Стрит-арт?

Стрит-арт (англ. Street art — уличное искусство) — изобразительное искусство, отличительной особенностью которого является ярко выраженный урбанистический стиль.

Основной частью стрит арта является граффити (иначе спрей-арт), но нельзя считать, что стрит-арт это и есть граффити. К стрит-арту также относятся постеры (некоммерческие), трафареты, различные скульптурные инсталляции и т. п. В уличном искусстве важна каждая деталь, мелочь, тень, цвет, линия. Художник создает свой стилизованный логотип — «уникальный знак» и изображает его на участках городского ландшафта. Самое главное в стрит-арте — не присвоить территорию, а вовлечь зрителя в диалог и показать различную сюжетную программу.

На 2010 год ни в одном музее мира не существует отделов коллекционирования и хранения стрит-арта[1].

История

Истоки

Опубликованный в 1918 г. российскими футуристами Декрет № 1 «О демократизации искусств (заборная литература и площадная живопись)» гласит:

Товарищи и граждане, мы, вожди российского футуризма — революционного искусства молодости — объявляем:

1. Отныне вместе с уничтожением царского строя отменяется проживание искусства в кладовых, сараях человеческого гения — дворцах, галереях, салонах, библиотеках, театрах.

2. Во имя великой поступи равенства каждого пред культурой Свободное Слово творческой личности пусть будет написано на перекрестках домовых стен, заборов, крыш, улиц наших городов, селений и на спинах автомобилей, экипажей, трамваев и на платьях всех граждан.

3. Пусть самоцветными радугами перекинутся картины (краски) на улицах и площадях от дома к дому, радуя, облагораживая глаз (вкус) прохожего.

Художники и писатели обязаны немедля взять горшки с красками и кистями своего мастерства иллюминовать, разрисовать все бока, лбы и груди городов, вокзалов и вечно бегущих стай железнодорожных вагонов.

Пусть отныне, проходя по улице, гражданин будет наслаждаться ежеминутно глубиной мысли великих современников, созерцать цветистую яркость красивой радости сегодня, слушать музыку — мелодии, грохот, шум — прекрасных композиторов всюду.

Пусть улицы будут праздником искусства для всех.

— Владимир Маяковский, Давид Бурлюк, А.Каменский («Газета футуристов». — М., 15 марта, 1918)

По легенде, история граффити начинается в 1942 году, во время Второй мировой войны, когда рабочий Килрой принимается писать 'Kilroy was here' на каждом ящике с бомбами, которые производят на фабрике в Детройте. Солдаты в Европе воспроизводят эту фразу на стенах, устоявших во время бомбардировок. Позже к этому первому проявлению вируса присоединяются подписи Корнбреда в Филадельфии в 1950-х — 1960-х годах. Художник берёт город приступом вместе с Cool Erl и Top Cat. Втроём они создают граффити, в подлинном смысле давая начало этому течению.

1970-е годы

Из Филадельфии движение в конце 1960-x годов приходит в Нью-Йорк. Там всё начиналось в квартале Washington Heights в Манхэттене. В 1971 году «тег» распространяется повсюду, покрывая стены вагонов метро. Julio 204 — первый, кто помещает номер своей улицы рядом со своим псевдонимом. Первым райтером, признанным за пределами собственного квартала, стал Taki 183. Он оставляет следы своего присутствия в очень многих городских местах, становясь своеобразным «поджигателем» и провоцируя волну подражаний среди многих райтеров.

В то же время начинает появляться новая форма. 1972 год отмечает рождение нового эстетического языка. В то время как между райтерами, ищущими славы посредством своих псевдонимов, вспыхивает настоящая война, некоторые из них для того, чтобы как-то отличиться, используют неожиданные стилистические включения. Так зародилась основа стиля и кода граффити, используемого и сегодня.

1980-е годы

Быстрый и бесконтрольный рост движения вызывает определенный интерес культурных инстанций, от критиков до галерей. Поэтому начало 1980-х отмечает впечатляющее количество выставок, где молодые райтеры получают признание как художники в полном смысле этого слова. В 1981 году престижный журнал Арт Форум посвящает статью явлению Fashion Moda. В том же году райтеры принимают участие в выставке PSI New York/New Wave вместе с другими художниками, среди которых Жан-Мишель Баскиа, а также Джозеф Кошут, Уильям Берроуз, Нэн Голдин, Энди Уорхол и Лоуренс Вайнер. В 1982 году Fashion Moda выставляется на Dokumenta 7 в Касселе, Германия. С тем же озадачивающим очевидным успехом первые райтеры выставляются во многих музеях Европы параллельно с выставками в лучших галереях Нью-Йорка.

Одновременно с художественным признанием искусство граффити испытывает на себе жесткие санкции, которые вынуждают его развиваться вне метро и улиц. Давление оказывает значительный и подчас фатальный эффект на художественное развитие многих райтеров. Но не все смиряются с этим, и кое-кто ищет новые пути развития, дающие место многочисленным ответвлениям. С этого момента движение получает второе дыхание и обеспечивает себе дальнейшее развитие.

1990-е годы

2000-е годы

Последнее десятилетие отмечает разнообразие направлений, которые выбирает стрит-арт. Восхищаясь старшим поколением, молодые райтеры отдают себе отчёт в важности разрабатывания собственного стиля. Таким образом возникают всё новые ответвления, предсказывающие движению богатое будущее. Новые разнообразные формы стрит-арта подчас превосходят по своему размаху всё, что было создано до этого.

Техника

См. также

Источники

 Просмотр этого шаблона Стрит-арт
Формы стрит-арта Граффити, монументальная живопись, постер-арт, стикер-арт, трафареты (стенсилы, трафаретная печать), контекстный стрит-арт, перформанс
Граффити Бомбинг, райтер, аэрозольный баллон, скетч
Известные райтеры Бэнкси, TAKI 183
Связанное со стрит-артом вандализм, паблик-арт, собственность, хип-хоп