Ричард стал: Ричард i Львиное Сердце — Википедия – Ричард Стал (Richard Stahl): фильмография, фото, биография. Актер.

Содержание

Хороший король Ричард, плохой король Джон. Часть 1

Если попытаться составить рейтинг королей Англии, то окажется, что на первое и на последнее места претендуют братья, сыновья Генриха II Плантагенета. Первый из них вошел в историю как король-рыцарь: еще при жизни он стал героем многочисленных песен труверов северной и трубадуров южной Франции и даже персонажем арабских сказок. Правление второго практически официально признано одним из самых катастрофических за всю историю этой страны, а репутация его была такова, что не только английские, но также шотландские и французские короли впоследствии не называли именем Джон (и его вариантами) своих сыновей и наследников. Как вы уже догадались, речь в этой статье пойдет о Ричарде Львиное Сердце и его брате Джоне, которого в нашей стране почему-то чаще называют Иоанном.
Генрих II и его дети

Отец наших героев, Генрих II Плантагенет, был не только английским королем, но также герцогом Аквитании, графом Нормандским, Бретанским и Анжуйским. Мать братьев – весьма примечательная и пассионарная особа: Алиенора, герцогиня Аквитании и Гаскони, графиня де Пуатье, королева Франции (1137—1152) и Англии (1154—1189), и, по совместительству, дама сердца и муза знаменитого французского поэта-трубадура Бернарда де Вентадорна. «Аквитанская львица» могла бы стать героиней полноценной статьи. Сама она называла себя «Алиенора, гневом Божьим королева Англии» (то есть, наказал Бог утонченную и гордую аквитанку королевским престолом дикой и варварской Англии). Именно она создала кодекс любовных отношений между мужчиной и женщиной, впервые явивший миру особое отношение мужчин к любимой – обожание и воспевание. Благодаря ей при французском, а позже – и при английском королевских дворах появилась «Книга цивилизованного человека» – список правил поведения, который лег в основу этикета. В историю Алиенора вошла и как первая женщина, принимавшая участие в Крестовом походе, в котором, помимо мужа (короля Франции Людовика VII) и рыцарей родной Аквитании ее сопровождали придворные дамы (позже ее примеру последуют сестра Ричарда Джоанна и его жена Беренгария). Весь путь от Парижа до Святой Земли Алиенора проделала верхом.

Хороший король Ричард, плохой король Джон. Часть 1

Алиенора Аквитанская

А прадедом братьев был знаменитый Вильгельм Завоеватель.

Генрих II – весьма неординарная личность на английском престоле. Став королем в 21 год, он все свое время проводил в разъездах по Западной Франции (где находились его основные владения) и Англии, лично проверяя состояние дел в провинциях. Он был непритязателен к одежде и пище, в путешествии мог совершенно спокойно переночевать в крестьянской хижине, а то и в конюшне. К людям незнатного происхождения он относился без предубеждения и пост мэра Лондона при нем на протяжении 24-х лет занимал бывший суконщик, англосакс (а не норманн!) Фитц-Алвин. При этом Генрих II был чрезвычайно образованным человеком, знал 6 языков (за исключением английского). К тому же он обладал и таким весьма редким во все времена качеством, как здравомыслие.

Над династией Плантагенетов довлело известное всем пророчество Мерлина: «В ней брат будет предавать брата, а сын – отца». Предсказания великого кельтского волшебника имели обыкновение сбываться через раз и наполовину. На современников очень большое впечатление произвело поведение короля в Ирландии в 1172 г. Согласно древнему пророчеству Мерлина, английский король, решивший завоевать эту страну, должен был погибнуть на камне Лехлавар, находившемся посредине реки, пересечь которую требовалось завоевателю. С одной стороны реки встали английские войска, с другой столпились ирландцы. Приближенные советовали Генриху обойти камень, но он первым вошел в реку, взобрался на камень и крикнул: «Ну, кто еще верит басням этого Мерлина?» Деморализованные ирландцы отступили.

Итак, Генрих II остался жив, несмотря на то, что завоевал Ирландию, но его сыновья, действительно, много раз и с большим удовольствием предавали и отца, и друг друга. Да и трагическая развязка его вражды с Томасом Бэккетом не добавила этому королю ни популярности, ни здоровья, и, конечно же, была использована врагами для дискредитации короля. Король Сицилии Вильгельм, женатый на дочери Генриха Джоанне, приказал поставить Беккету памятник. Другая дочь Генриха, Алиенора Английская, которая вышла замуж за короля Кастилии Альфонсо VIII, приказала изобразить убийство Томаса Бекета на стене церкви в городе Сориа. Король Франции Людовик VII объявил по всей стране траур по безвинно убитому святому и через год демонстративно посетил могилу мученика, пожертвовав золотую чашу и большой бриллиант для украшения надгробия. Генрих II не посмел воспрепятствовать этому паломничеству. Он не стал прятаться за спины подчиненных и признал свою ответственность. Много лет спустя после убийства архиепископа, морально сломленный, преданный своими детьми, король решил публично испросить прощения у своего бывшего друга. Прервав военную кампанию во Франции, он отправился в Кентербери. Босой, одетый во власяницу Генрих публично покаялся у могилы архиепископа за неосторожные слова, повлекшие смерть святого человека. После этого он потребовал, чтобы каждый приближенный нанес ему пять ударов плетью. А каждый монах – три. Получилось несколько сотен ударов. Прикрыв окровавленную спину плащом, он еще сутки сидел в соборе.

Хороший король Ричард, плохой король Джон. Часть 1
Кентерберри, надгробие Томаса Бэкета

Но не будем забегать вперед. В 1173 г. старший сын короля, Генрих, поднял восстание против отца и был поддержан матерью, братом Ричардом и французским королем Людовиком VII. Победа досталась Генриху II, который в 1174 г. подавил восстание и заключил мирный договор с Францией, одним из пунктов которого стало соглашение о браке его сына Ричарда с дочерью Людовика Аделаидой (Алисой). По иронии судьбы именно это решение, призванное установить мир между Англией и Францией, с одной стороны, и укрепить согласие в семье Плантагенетов, с другой, привело к новому витку напряженности между Генрихом II и Ричардом. Причиной стала скандальная связь отца с невестой сына. После смерти Генриха Младшего в 1183 г. Ричард стал наследником престола. Однако его отношения с отцом продолжали оставаться настолько прохладными, что в 1188 г. Генрих II даже инспирировал восстание против своего сына в Аквитании и Лангедоке. Ричард победил и в следующем году в свою очередь совместно с королем Франции Филиппом II Августом открыл военные действия против Генриха II. Все французские провинции Плантагенетов поддержали Ричарда, даже младший сын Генриха II – печально известный Джон (Иоанн), прозванный Безземельным, вел двойную игру, намереваясь продать отца подороже. В июне 1189 г. Генрих II вынужден был подписать унизительный мирный договор с Францией. Через 7 дней он умер, а поскольку Ричард являлся его наследником, то ему и пришлось пожинать плоды этого позорного договора.

Теперь самое время более подробно поговорить о Ричарде и Джоне. И попытаться найти ответ на вопрос: почему же, Джон Плантагенет – самый плохой король? Чем его правление хуже царствований, например, Марии Тюдор и Генриха VII Тюдора? И, неужели, по жестокости он превзошел Генриха VIII из той же династии? Многие полагают, что роковым для Джона стало соперничество с братом – Ричардом. Действительно, если есть всеми признанный «хорошим» король Ричард, то его соперник просто обязан быть «плохим». Это удобно и «все объясняет». И Вильям Шекспир может написать для своего театра очередную пьесу («Король Джон»), заглавный герой которой предстает классическим злодеем: бесчестный, жадный, алчный, убийца племянника и узурпатор.

В. Шенстон (английский поэт XVIII века) напишет:

Но вероломный Джон корону, захвативши, опозорил...
Шесть долгих лет безбрежное тиранство
В отчаяньи терпели наши предки
И подчинялись папскому указу,
А их безбожно грабил сам король.

Вальтер Скотт между делом сообщит читателю в «Айвенго», что, мол, все в Англии знают: когда понадобились королю Джону деньги, он посадил в тюрьму богатого еврея и приказал каждый день вырывать у него по зубу, пока тот не заплатил огромный выкуп.

В общем, всем всё нравится, всех всё устраивает. Разумеется, ничтожный, слабый, но жестокий и коварный Джон никак не может являться примером для подражания и объектом гордости англичан. Никто не собирается петь ему дифирамбы. Вот царственный рыцарь Ричард – это же совсем другое дело! Но, давайте отбросим романтические бредни, хоть романистов, хоть трубадуров, и спросим себя: что хорошего сделал Ричард для старой доброй Англии? В которой, если верить хронистам, он провел не более 9 месяцев своей жизни.

Хороший король Ричард, плохой король Джон. Часть 1
Король Ричард, портрет в Виндзорском замке

Ричард родился в Оксфорде в 1157 г. (год смерти Юрия Долгорукого) и являлся современником князя Игоря Святославича, возглавившего знаменитый поход на половцев в 1185 г., Андрея Боголюбского и Чингисхана. Некоторые источники утверждают, что кормилицей Ричарда некоторое время была мать известного английского философа и богослова Александра Некхама: «Она кормила его своей правой грудью, а Александра — своей левой грудью», – сообщает одна из хроник того времени. Именно Ричард был любимым сыном неистовой Алиеноры. Ещё младенцем мать увезла его из дождливого захолустья пребывающей на отшибе цивилизации Англии в согретую южным солнцем волшебную страну трубадуров, куртуазных рыцарей и недоступных, как далекие звезды, красавиц. («Я не думаю, что любовь может быть разделенной, ибо, если она разделена, должно быть изменено ее имя», – так объяснил этот парадокс трубадур Арнаут де Морейль.) Эта страна называлась Аквитанией, и Алиенора была в ней не просто герцогиней, а почти богиней и истинной, признанной всеми, королевой – королевой куртуазной любви.

Хороший король Ричард, плохой король Джон. Часть 1
Аквитания, территория XII века на карте Франции

Прадед Ричарда по материнской линии, Гильом IX Аквитанский, считался родоначальником жанра миннезанга («песен любви»). Ричард продолжил семейную традицию, сочиняя весьма неплохие песни на французском и провансальском (окситанском) языках. Прекрасный золотоволосый принц, пришедший в этот Мир из самых потаенных девичьих грез, замечательно проводил вдали от берегов туманного Альбиона: влюблялся и разбивал сердца, писал стихи, вступал в заговоры, однако больше всего ему нравилось воевать. Но 6 июля 1189 года, преданный Прекрасным Принцем отец умер (покинутый всеми и ограбленный слугами) в пустом зале Шинонского замка. Ричард стал королем, и с удивлением обнаружил, что казна пуста, и в разоренных междоусобной войной французских владениях Плантагенетов со звонкой монетой совсем плохо. А деньги были нужны – на Крестовый поход, разумеется. Вот тогда Ричард и решил, наконец, посетить далекий и скучный Лондон. Здесь, по совету Уильяма де Лоншана, он объявил, что все должности в королевстве должны быть куплены. С чувством юмора у Ричарда проблем не было, и фраза «из старого епископа я сделал молодого графа» (сказанная им после продажи Норгемптонского графства дурхемскому епископу) вошла в историю. Когда несколько шокированные таким размахом британские аборигены попросили объяснений, Ричард ответил исключительной по своему цинизму фразой: «Найдите мне покупателя, и я продам ему Лондон». Приобрести Лондон никто не пожелал, но зато нашлись желающие купить Шотландию. Эта страна попала в зависимость от Англии в 1174 г. после поражения в битве у Алника (Генриху II тогда удалось пленить короля). И уже в 1189 г. Ричард, действительно, продал её – будущему шотландскому королю Вильгельму. Цена шотландской независимости оказалась не слишком высока – всего 10 000 серебряных марок. За самого Ричарда позже был уплачен выкуп в 150 000. Участие в Крестовом походе было объявлено обязательным, но можно было откупиться. Уклонистами, вне зависимости от их желания и намерений, были объявлены практически все богатые бароны Англии. В «пушечном мясе» в лице нищих младших сыновей, бастардов, разорившихся фермеров, бродяг и просто беглых преступников в Европе недостатка не было, а вот денег всегда не хватало. В общем, надо полагать, что в Крестовый поход англичане провожали Ричарда с большим удовольствием и искренними пожеланиями никогда из него не возвращаться. В Святой Земле Ричард совершил множество подвигов, стал кумиром крестоносцев и поссорился со своими союзниками. А также получил несколько красноречивых прозвищ. Арабы прозвали его Мелек-Ричардом, а Мелек – это «тот, который умеет обладать царствами, производить завоевания и раздавать дары». Салах ад-Дин называл его «великим мальчиком» и говорил, что Ричард мог бы стать прекрасным королём, если бы не бросался очертя голову вперёд и обдумывал свои поступки. Знаменитый трубадур Бертран де Борн, за непостоянство и изменчивость, в одном из своих стихотворений, назвал его «мой Рыцарь Да и Нет» (N Oc-e-No – окситанский).

Хороший король Ричард, плохой король Джон. Часть 1
Король Ричард. Памятник в Лондоне

Но не будем торопиться: характер не позволил Ричарду избежать приключений по дороге к Аккре и в сентябре 1190 г., воспользовавшись имущественными претензиями своей сестры Джоанны к королю Сицилии Танкреду, он осадил Мессину. Некоторые хронисты рассказывают, что Ричард в сопровождении одного рыцаря по подземному ходу проник в ночной город и открыл крепостные ворота. Затем он захватил остров Кипр, который принадлежал промышлявшему пиратством Исааку Комнину. Император острова совершил непростительную ошибку: он не только задержал корабль, на котором плыли сестра Ричарда Джоанна и его невеста – наваррская принцесса Беренгария (в которую Ричард был по-настоящему влюблен), но и посмел потребовать выкуп. Единственной милостью, которую Комнин сумел выторговать у победителя, оказались легкие серебряные цепи, надетые на него вместо тяжелых железных. На Кипре Ричард, наконец, нашел время для женитьбы на Беренгарии. Как ни странно, эти блестящие подвиги имели весьма печальные последствия. Его давний друг (их дружеские отношения по молодости были настолько близкими, что они спали в одной постели) и соперник Филипп II, во исполнение ранее заключенного договора, стал требовать себе половину добычи, полученной в Сицилии, и половину острова Кипр. Ричард с возмущением отверг эти притязания, и отношения между бывшими союзниками были испорчены окончательно и бесповоротно. «Много тут было сказано глупых и оскорбительных слов», – пишет по этому поводу хронист Амбруаз.

Между тем положение крестоносцев в Святой Земле с каждым днем становилось всё хуже и хуже. 10 июня 1190 г. Фридрих Барбаросса утонул при переправе через реку Салеф в Малой Азии. Смерть императора полностью деморализовала немецкую армию: крестоносцы решили, что само Провидение не хочет победы христиан над неверными. Хронисты сообщают о массовых самоубийствах германцев и даже о случаях перехода в ислам. В результате немецкое войско потеряло управление и понесло огромные потери. К городу Аккра, который уже давно и безуспешно осаждали крестоносцы, пришла не великая армия, перед мощью которой еще недавно трепетала вся Европа, а неорганизованная толпа истощенных и смертельно уставших людей.

Хороший король Ричард, плохой король Джон. Часть 1
Осада Аккры

Ситуация под Аккрой была патовой: христианские войска, которые осаждали город, были сами окружены армией Салах ад-Дина (Саладина) и ни одна из сторон не имела сил для решающего наступления. В лагере крестоносцев царили голод, тиф, цинга и дизентерия, от цинги умерли даже сын Фридриха Барбароссы герцог Фридрих Швабский и Филипп, граф Фландрии. Все надежды крестоносцев были связаны с армиями Филиппа II и Ричарда Львиное Сердце, которые уже плыли к Святой земле. С прибытием Ричарда в Аккру соотношение сил изменилось в пользу христиан. Последний штурм продолжался несколько дней, и всем было ясно, что город обречен. Все это время Ричард находился в первых рядах крестоносцев, заметно выделяясь своим ростом и светлыми волосами, но даже не был ранен. Опасаясь укрепления авторитета своего главного соперника, Филипп II вступил в тайные переговоры с комендантом крепости и договорился о капитуляции города, что стало полной неожиданностью, как Ричарда, так и для Салах ад-Дина. Ричард счел себя обманутым. Войдя в город, он дал выход своему раздражению, изгнав австрийского герцога Леопольда из квартала, где тот собирался расположить свой отряд, и даже бросил в грязь его знамя. Леопольд стал злейшим врагом Ричарда, и позже это оскорбление дорого обошлось королю англичан. Пока же он купался в славе и не замечал туч, сгущавшихся над своей головой. Филипп II, которого Ричард фактически отстранил от руководства боевыми действиями, отправился во Францию, где, несмотря на публично данную им клятву, вторгся во французские владения Ричарда, одновременно уговаривая принца Джона захватить английский престол и объявить себя королем. Между тем, Салах ад-Дин не торопился выполнять условия договора, заключенного без его ведома. Он отказался выплачивать контрибуцию и затягивал переговоры о выкупе пленных мусульман, число которых достигало 2700 человек (в том числе – женщины и дети). Взбешенный Ричард приказал казнить пленников. Страшная бойня продолжалось полдня, она ужаснула весь мусульманский мир и укрепила позиции Салах ад-Дина, который впервые за два года получил помощь от своих соседей. Именно после этих событий крестоносцы стали говорить, что у Ричарда – львиное сердце (лев олицетворял не только силу и храбрость, но также и жестокость). Арабы же назвали сердце Ричарда каменным. Данный поступок позволил Ричарду еще раз продемонстрировать и цинизм, и остроумие. В ответ на поднявшийся было ропот, он заявил: мол, а чего вы от меня ожидали, «разве мы (Плантагенеты) не дети дьяволицы»? Ричард имел в виду легенду о фее Мелюзине (полуженщине-полузмее). Фульк V, граф Анжуйский, отец первого из Плантагенетов, якобы привез из Иерусалима прекрасную дочь короля Балдуина II, которая, будучи застигнута мужем врасплох, превратилась в полузмею, а позже, будучи насильно доставлена на воскресную мессу, бесследно исчезла из церкви. Фульк Анжуйский, действительно, был женат на девице из Иерусалима – но не на дочери Балдуина II, а на его племяннице, и звали её не Мелюзина, а Мелисанда. Сейчас эти рассказы о превращениях жены графа Фулька звучат смешно и выглядят совершенной сказкой, но люди того времени к этой легенде относились серьезно, и сомнению её не подвергали:

«От дьявола вышли и к дьяволу придут», — писал о Плантагенетах некий Бернард, причисленный позже к лику святых.

«Происходят от дьявола и к нему отыдут», — это уже слова Томаса Бекета.

Летом 1191 г. армия крестоносцев, наконец, вырвалась на стратегический простор. У города Арсуф она встретилась с численно превосходящими ее войсками Салах ад-Дина. Ричард, как всегда, сражался в первых рядах на самых опасных участках и смог удержать фронт даже после отступления французского отряда. Хроники подробно рассказывают о подвигах бесстрашного короля-рыцаря. Вот, например, великий магистр госпитальеров Гарнье де Нап обращается к нему: «Государь, стыд и беда, нас одолевают!»

«Терпение, магистр! Нельзя быть разом всюду», – отвечает ему Ричард и, «не дожидаясь больше, он дал шпоры коню и кинулся с какой можно быстротой поддержать первые ряды... Вокруг него спереди и сзади открывался широкий путь, устланный мертвыми сарацинами».

В результате этой победы крестоносцы захватили Яффу. Пока крестоносцы укрепляли стены полуразрушенного города, Ричард в частых стычках и авангардных боях «искал самых изысканных опасностей». Во время битвы за Яффу Ричард на коне выехал перед строем и бросил вызов всему мусульманскому войску, но, ни один воин из стана противника не решился на поединок с ним. А вот как описывается один из боев Ричарда в «Хронике Амбруаза»: «Ричард дал шпоры коню и кинулся, с какой мог быстротой, поддержать первые ряды. Летя скорее стрелы на своём коне Фовеле, равных которому нет на свете, он напал на массу врагов с такой силой, что они были совершенно сбиты, и наши всадники выбросили их из седла. Храбрый король, колючий, точно ёж, от стрел, впившихся в его панцирь, преследовал их, и вокруг него, спереди и сзади, открывался широкий путь, устланный мертвыми сарацинами. Турки бежали, как стадо скота».

В начале 1192 г. крестоносцы, наконец, двинулись на Иерусалим. Но, когда армия оказалась на расстоянии буквально одного дневного перехода от цели экспедиции, «мудрые тамплиеры, доблестные госпитальеры и пуланы, люди земли» заявили, что дальнейшее продвижение чревато множеством опасностей. Они резонно опасались, что пути между морем и горами займут сарацины, и тогда наступающая армия окажется в ловушке. К тому же, они давно жили в Палестине и понимали, что без постоянной помощи извне Иерусалим им все равно не удержать. Главный интерес для местных баронов представляли приморские города Восточного Средиземноморья. Поэтому крестоносцы повернули к Аскалону. В отступающей армии «была масса больных, чье движение замедлял недуг, и их бросили бы в пути, не будь английского короля, который заставлял их разыскивать», – пишет Амбруаз. В Аскалоне состоялась последняя ссора Ричарда с Леопольдом Австрийским, отказавшимся участвовать в восстановлении стен этого города. Верный своему характеру Ричард ударил эрцгерцога, после чего тот увел свой отряд в Европу. Летом 1192 г. Ричард сделал последнюю попытку захватить Иерусалим. Крестоносцы дошли до Вифлеема, но французский отряд во главе с герцогом Бургундским самовольно покинул позиции и направился на запад. Ричарду пришлось отступить. Один из рыцарей предложил ему взойти на гору, с которой можно было увидеть Иерусалим.

«Недостойные отвоевать святой город, недостойны смотреть на него», – печально ответил король.

Некоторое время он еще пытался сражаться и даже вернул Яффу, вновь захваченную сарацинами. Но союзники категорически и неизменно отказывались идти с ним вглубь страны, а войти в Иерусалим одному было выше его сил. В 1192 г. разочарованный и уставший Ричард решил вернуться в Англию. Он не знал, что уже в следующем году скончается его великий противник – Салах ад-Дин.

Хороший король Ричард, плохой король Джон. Часть 1
Победоносный Саладин. Гюстав Доре

Оплакивая смерть Ричарда, трубадур Госельм Фелди писал в 1199 г., что одни люди боялись его, другие – любили, но никто не относился к нему равнодушно. Рядовые крестоносцы относились к тем, кто любил Ричарда. 9 октября 1192 г. они провожали своего кумира «со слезами и стенаниями, многие входили в воду, простирая руки вслед его кораблю». Ричард стоял на корме с поднятыми руками и тоже плакал. Впереди его ждали те, что боялись и ненавидели. Королю следовало решить, каким путем возвращаться на родину. Своими необдуманными действиями он сам загнал себя в ловушку: во Франции его с нетерпением ожидал давний враг Англии король Филипп II, в средиземноморских портах Аквитании и Лангедока – один из вождей восстания 1188 г. Раймонд Тулузский, в Австрии – смертельно оскорбленный им герцог Леопольд. И даже побережье Англии, которое контролировал его брат Джон, не было безопасным. Отправив свою жену в путь через Италию и Францию, Ричард бесцельно бороздил море до тех пор, пока его корабль не потерпел крушение у восточного берега Адриатического моря. Переодевшись пилигримом, в сопровождении одного рыцаря он направился в Австрию, откуда намеревался попасть во владения своего друга Генриха Льва, чтобы просить помощи для высадки в Англии. Неузнанным, он добрался до Вены и пропал там бесследно. Остановившись в Риме, Беренгария увидела на рынке перевязь для меча, принадлежащую Ричарду. Перепуганный торговец ничего не мог сказать королеве, и она решила, что ее муж погиб в кораблекрушении. Однако очень скоро по Европе поползли слухи, что последний герой крестоносцев заключен в одном из австрийских замков. В Реймской хронике XIII века излагается весьма красивая и романтичная история о том, как трубадур Блондель де Нель в поисках своего короля обошел всю Германию. Перед каждым замком он пел романс, который когда-то по строчке сочинили они с Ричардом. И однажды, из окон одного из замков в горах Богемии раздался голос, продолживший знакомую песню. После этого Леопольд поспешил передать неудобного узника императору Священной римской империи Генриху VI. Два года император колебался, а потом собрал князей подвластного ему государства для невиданного суда над королем суверенной страны. Против любимца крестоносцев было выдвинуто обвинение в сговоре с Салах ад-Дином, заключении союза с могущественным мусульманским орденом убийц-ассасинов, попытке отравить Филиппа II и даже в трусости. В свою очередь Ричард обвинил своих противников в неоднократном бегстве с поля боя и предательстве интересов христиан Палестины. Возражать на данные обвинения было трудно, и потому Ричарда оправдали. Но это вовсе не означало немедленного освобождения героя. За него был назначен выкуп в 150 000 серебряных марок. Чтобы выкупить незадачливого короля, в Англии были введены новые налоги. Вернувшись, Ричард вытряс из англичан ещё немного денег, и немедленно бросился отвоевывать земли во Франции: потому что, какой интерес быть королем грубых англосакских мужиков, которые не пишут песен в жанре минензанг на французском или окситанском языке, а, напротив, так и норовят пустить стрелу в какую-нибудь ненавистную нормандскую спину? Эта война продолжалась с 1194 по 1199 г.г. и закончилась полной победой английского короля. Но через несколько недель он погиб во время осады замка одного из своих подданных – лиможского виконта Адемара V, который подозревался в укрывании найденного клада.

«Ричард вместе с Меркадье обходил стены... простой арбалетчик по имени Бертран де Гудрун пустил из замка стрелу и, пронзив королю руку, ранил его неизлечимой раной».

«Муравей убил льва», – писали по этому поводу современники.

Когда замок был взят, Ричард велел повесить всех его защитников, но арбалетчика приказал отпустить, дав ему 100 солидов. Однако «Меркадье без его ведома снова захватил Бертрана, задержал и по смерти Ричарда повесил, содрав с него кожу».

Похоронить себя Ричард завещал в трех разных местах. Вы, вероятно, уже догадались, что Англия в этот список не вошла: тело короля досталось аббатству Фонтевро на стыке трёх французских провинций – Турени, Анжу и Пуату, мозг и внутренние органы – небольшому городку Шалю близ Лиможа, а сердце – кафедральному собору города Руан.

Хороший король Ричард, плохой король Джон. Часть 1
Саркофаг с сердцем короля Ричарда. Руанский соборХороший король Ричард, плохой король Джон. Часть 1
Саркофаг с телом короля Ричарда в аббатстве Фонтевро

«Я оставляю свою скупость цистерцианским монахам, гордость – тамплиерам, свою роскошь – орденам нищенствующих монахов», – последний раз пошутил умирающий Ричард. Королевство Англию и верность вассалов он завещал своему брату Джону.

Продолжение следует…

История короля Ричарда Львиное Сердце. : karhu53 — LiveJournal

Ричард I Львиное Сердце – Король Англии с 6 июля 1189 г. — по 6 апреля 1199 г. (род. 8 сентября 1157 г. – ум. 6 апреля 1199 г.)

Ричард I — английский король и герцог Нормандии, большую часть жизни провел в военных походах вдали от Англии. Одна из самых романтических фигур Средневековья. На протяжении долгого времени считался образцом рыцаря.

Целую эпоху в истории Средневековья составляли крестовые походы, которые, несмотря на отдаленность событий, не перестают привлекать внимание историков и участников движений, объединенных в разные клубы под условным названием «клубы исторической реконструкции».

Английский король Ричард I по прозвищу Львиное Сердце является одной из самых знаменитых, ярких и противоречивых фигур той эпохи, которая наложила значительный отпечаток на процессы взаимоотношений христианства и мусульманства.

Первых два Крестовых похода, несмотря на определенные успехи христианского Запада, не увенчались полной победой христианства над мусульманами. Визирь Юсуф Салах-ад-дин (Саладин), в 1171 году который захватил верховную власть в Египте, смог объединить в одно целое Египет, часть Сирии и Месопотамию и все силы бросил на борьбу с крестоносцами. Его основная цель состояла в уничтожении Иерусалимского королевства, которое появилось после захвата крестоносцами 15 июля 1099 года Иерусалима, уже почти столетие находившегося в руках христиан.

Усилия Саладина увенчались успехом: 2 октября 1187 года после месячной осады ворота Иерусалима открылись перед мусульманами. Известие о падении Иерусалима произвело Европу в шоковое состояние. Папа Урбан III скончался от удара. Его преемник, Григорий VIII, призвал христиан к новому Крестовому походу для «возвращения Гроба Господня» и захваченных сарацинами земель.

Третий Крестовый поход, в отличие от двух предыдущих, можно считать походом рыцарей. В этот раз крестьяне, разочарованные прошлыми результатами, не откликнулись на призыв папы. Дело в том, что никто из выживших так и не получил обещанных земельных наделов. Тем не менее государи трех стран – Англии, Франции и Германии – стали готовиться к походу.

В особенности охотно идея нового Крестового похода была воспринята королем Англии, Генрихом II Плантагенетом, крупнейшим из европейских государей тех времен, одержимым идеей «мирового господства». Но в июне 1189 года Генрих скончался и на престол взошел его сын Ричард, которому предстояло стать главной фигурой Третьего крестового похода.

Ричард родился в Оксфорде. Он был вторым сыном в семье и не мог претендовать на английскую корону. Но в наследство от матери, Алиеноры Аквитанской, ему досталась Аквитания. В пятнадцатилетнем возрасте он надел герцогскую корону, но в течении нескольких лет был вынужден бороться за свое герцогство с оружием в руках.

1183 год — Генрих II потребовал, чтобы Ричард принес ленную присягу старшему брату, объявленному королем Генрихом III. Потому как ранее подобной практики не было, герцог Аквитании наотрез отказался. Старший брат пошел на непокорного войной, но в скором времени скончался от лихорадки. Таким образом, Ричард стал прямым наследником корон Англии, Нормандии и Анжу.

Однако, судя по всему, Генрих II недолюбливал сына и не видел в нем способностей к государственной деятельности. Он решил передать Аквитанию младшему сыну Иоанну – будущему королю-реформатору Иоанну Безземельному. Король дважды ходил походом в Аквитанию, и Ричард вынужден был смириться, но Аквитания осталась в руках его матери.

Генрих II продолжал настаивать на передаче герцогства Иоанну. Сомнительным было и то, что он оставит трон Англии Ричарду. Кроме того, герцог узнал, что отец просил для Иоанна у короля Франции Филиппа II Августа руку его сестры Алисы. Это глубоко оскорбило Ричарда, потому как Алиса тогда была с ним обручена. И герцог пошел на крайний шаг. Он вступил в союз с Филиппом. Вместе они выступили против Генриха. В этой борьбе король Англии проиграл, за несколько дней до смерти вынужден был признать Ричарда своим наследником и подтвердил его право на Аквитанию.

1189 год, 6 июля — герцога Аквитании короновали в Вестминстере и он стал королем Англии. Прожив в стране только четыре месяца, он вернулся на материк и еще раз побывал в своем королевстве только в 1194 году, да и то задержался там лишь на два месяца.

Еще при жизни отца Ричард дал обет принять участие в Крестовом походе. Теперь, когда руки у него были развязаны, он мог его исполнить. Тогда уже молодой король был хорошо известен как доблестный рыцарь, не раз доказывавший свое ратное искусство в битве и на турнирах. Его считали образцом рыцаря, и он, вне всякого сомнения, заслужил это безукоризненным исполнением всех правил, предписанных куртуазным поведением. Недаром в числе достоинств Ричарда I было и умение слагать стихи, за что современники часто называли его «королем трубадуров».

И конечно, этот рыцарь из рыцарей с большим воодушевлением принял идею Крестового похода. Как писал известный немецкий историк Б.Куглер, «Ричард, сильный, как немец, воинственный, как норманн, и фантаст, как провансалец, кумир странствующего рыцарства, жаждал прежде всего чудесных подвигов, величайшей собственной славы».

Но личное мужество, ловкость в бою и физическая сила еще не делают из воина полководца. Потому Ричарда I Львиное Сердце многие из исследователей представляют с прямо противоположных позиций. Ряд историков считает его величайшим военачальником Средневековья, другие же не находят у него ни малейшего проявления таланта полководца – ведь Третий крестовый поход, одним из основных руководителей которого был король, полностью провалился. Но почти все сходятся во мнении, что Ричард был довольно посредственным правителем. Правда, это очень трудно доказать или опровергнуть, ведь почти вся его взрослая жизнь прошла в походах.

1190 год, лето — старанием молодого короля подготовка к походу была завершена. Причем историки отмечают «исключительную неразборчивость, с которой […] Ричард изыскивал средства для “священной войны”».

Подтверждение тому не только так называемая «Саладинова десятина» – взимание 10-й части дохода и имущества у тех, кто в походе не принимал участия. При этом в особенности пострадали евреи, у которых под угрозой физической расправы было отобрано почти все имущество. Ричард продавал за бесценок разные должности, в том числе епископские, права, замки, села. За 100 000 марок он уступил шотландскому королю свои феодальные права в этой стране. Известно высказывание Ричарда о том, что он продал бы даже Лондон, если бы нашел подходящего покупателя.

В начале лета 1190 года английские войска переправились через Ла-Манш и выдвинулись к Марселю, где их ожидал флот из 200 судов, обогнувший Францию и Испанию. К сентябрю они были уже на Сицилии, где предполагалось перезимовать, чтобы избежать опасностей мореплавания в эту пору года.

В то время на острове шла борьба баронских партий, которая вспыхнула после смерти короля Вильгельма II. Следуя стремлениям своего отца, планировавшего захват Сицилии, Ричард I воспользовался ситуацией и выступил на стороне «законных прав» вдовы покойного короля, своей сестры Иоанны. Поводом для военных действий послужила стычка одного из английских наемников с мессинской торговкой хлебом, которая переросла в драку крестоносцев с горожанами, те закрыли городские ворота и приготовились к осаде.

Король штурмовал Мессину, захватил город и отдал его на разграбление. Именно там он получил прозвище Львиное Сердце, которое, судя по кровавым результатам, совсем не свидетельствует о благородстве, а подчеркивает кровожадность завоевателя. Хотя, традиция уверяет, что это прозвище ему дали сами мессинцы, помирившиеся с Ричардом и восхищенные его военной доблестью.

В искусстве наживать врагов Ричард I Львиное Сердце не знал соперников. Уже на первом этапе похода, в Сицилии, против его действий выступил Филипп II Август Французский. Хроники свидетельствуют, что во время захвата Мессины король-союзник пытался сорвать штурм и даже самолично стрелял из лука в английских гребцов.

По преданиям, ненависть короля Англии к французам основывалась на эпизоде, связанном с тем, что короля, который гордился своей физической силой, сбросил с коня на турнире какой-то французский рыцарь. Имели место трения между монархами и на личной почве: Ричард отказался жениться на Алисе, которую подозревали в связи с его отцом, и предпочел Беренгарию Наваррскую, которая в скором времени вместе с Алиенорой Аквитанской прибыла на Сицилию, чтобы обвенчаться с женихом.

Вскорости Ричарду все же довелось уладить конфликт с правителем Сицилии, Танкредом Лечче. Последний остался при власти, но выплатил Ричарду 20 000 золотых унций. Когда же Филипп II потребовал, согласно договоренности, половину суммы, англичанин отдал ему всего одну треть, чем вызвал ненависть союзника.

Раздоры между двумя главными вождями Крестового похода довели до того, что оба покинули Сицилию в разное время. Цель у обоих была одна – Акра (совр. Акко), осаждаемая прибывшими ранее итальянскими и фламандскими рыцарями, а также сирийскими франками. Но вышедший из Мессины на десять дней позже соперника

Ричард по дороге захватил о.Кипр, получил богатую добычу и там женился на Беренгарии. Известно, что король сражался в первых рядах, сам захватил знамя противника и сбил копьем с коня правившего Кипром императора Исаака Комнина. Кипрского правителя король Англии, не уступая в лукавстве восточным владыкам, велел заковать в серебряные цепи, так как тот при сдаче выдвинул условие, чтобы на него не были наложены железные оковы. Пленника отправили в один из сирийских замков, где он и скончался в заточении.

Несмотря на то что захват Кипра был делом случая, он стал довольно удачным приобретением со стратегическом плане. Ричард I Львиное Сердце сделал остров важной опорной базой крестоносцев. В последствии через Кипр он наладил бесперебойное снабжение войска морем, избежав ошибок военачальников Первого и Второго крестовых походов, загубивших много людей именно из за отсутствия достаточных припасов и невозможности их пополнения.

А тем временем в Акре шла борьба за первенство между вождями, прибывшими из Европы, и теми, кто уже давно обосновался на «священной» для христиан земле. За право на престол Иерусалима, который, кстати, находился в руках Салах-ад-дина, боролись Гвидо Лузиньян и Конрад Монферратский. Прибыв в Акру, английский король принял сторону своего родственника Лузиньяна, а Филипп – маркиза Монферратского. Как результат противоречия еще больше усилились. А успех Ричарда в качестве военного вождя крестоносцев довел ситуацию до высшей точки накала.

Прибыв в Акру, Ричард I Львиное Сердце на военном совете настоял на немедленном штурме города. Филипп был против, но мнение короля Англии возобладало. Спешно были подготовлены осадные башни, тараны, катапульты. Штурм осуществлялся под защитными крышами. Кроме этого, сделали несколько подкопов.

В результате 11 июля 1191 года Акра пала. Униженный Филипп под предлогом болезни покинул крестоносцев, вернулся во Францию и, пока Ричард находился в «святой земле», напал на его владения на материке, а также заключил союз с Иоанном, правившим Англией в отсутствие старшего брата. Кроме того, король Франции договорился с императором Священной Римской империи Генрихом VI о пленении Ричарда, если тот будет возвращаться из Палестины через подвластные императору земли.

В это время английский король был занят совсем другими проблемами. В первую очередь Ричард I жестоко расправился с жителями Акры. По его приказанию крестоносцы зарезали 2700 заложников, не получив вовремя от Саладина выкуп за них. Сумма выкупа составляла 200 000 золотых, и предводитель мусульман попросту не успел собрать их. При этом следует отметить, что сарацины не стали мстить и не тронули никого из христианских пленников.

После этого англичанин в глазах мусульман стал настоящим пугалом. Недаром матери в Палестине стращали капризных детей, приговаривая: «Не плачь, не плачь, вот король Ричард идет», – а всадники упрекали шарахнувшихся коней: «Разве ты увидел короля Ричарда?» Во время похода король неоднократно подтверждал мнение о своей воинственности и кровожадности, возвращаясь из очередной операции с ожерельем из голов противников, украшавшим шею его коня, и со щитом, утыканным мусульманскими стрелами. А как-то раз, когда какой-то эмир, слывший среди мусульман удивительным силачом, вызвал англичанина на поединок, король одним ударом отрубил сарацину голову и плечо с правой рукой.

Ричард I Львиное Сердце противники не только боялись: из-за непоследовательности в принятии решений, нарушения собственных указаний он заслужил у мусульман репутацию нездорового человека.

Под Акрой король приобрел еще одного врага. Им стал один из вождей крестоносцев – герцог Леопольд Австрийский. Во время взятия города он поспешил водрузить свое знамя. Ричард же приказал его сорвать и бросить в грязь. Позже это оскорбление Леопольд припомнил, сыграв главную роль в захвате Ричарда по дороге в Англию.

После взятия Акры крестоносцы выдвинулись к Иерусалиму. Ведущую роль в этой кампании опять сыграл английский король. Ему удалось преодолеть амбиции остальных руководителей похода и баронов, собрать воедино разрозненные силы европейцев. Но попытки взять Яффу и Аскалон закончились бесславно. Салах-ад-дин, понимая невозможность защитить города, просто приказал разрушить оба, так что крестоносцам достались только развалины.

Тогда 50-ти тысячное войско крестоносцев двинулось вдоль берега короткими переходами. Львиное Сердце не хотел раньше времени утомлять воинов, которым предстояла продолжительная осада под палящим солнцем. Король смог наладить штабную службу и регулярное снабжение армии. Он также осуществил некоторые нововведения, незнакомые средневековым военачальникам. В частности, в армии во избежание эпидемий действовали походные прачечные.

Армия Салах-ад-Дина сопровождала войско крестоносцев, но в битву с ним не вступала, ограничиваясь мелкими стычками на флангах. Англичанин велел не обращать на них внимания, накапливая силы для сражения под Иерусалимом. Он понимал, что мусульмане хотят спровоцировать расчленение войска, чтобы тяжеловооруженные рыцари стали легкой добычей стремительных мусульманских всадников. По приказу Ричарда I атаки отбивали арбалетчики, которые были расставлены по краям всего войска.

Но султан не оставлял свои попытки: в начале сентября неподалеку от Арсуфа он устроил засаду, и тыл крестоносцев был подвергнут мощной атаке. Салах-ад-Дин надеялся, что арьергард все-же ввяжется в бой и будет уничтожен, прежде чем передовые отряды развернутся и смогут помочь единоверцам. Но король приказал не обращать внимания и идти вперед. Сам же распланировал контратаку.

Только тогда, когда сарацины совсем осмелели и подошли вплотную, был дан заранее обусловленный сигнал, по которому готовые к этому рыцари повернулись и бросились в контратаку. Сарацины в несколько минут были рассеяны. Они потеряли около 7 000 убитыми, остальные разбежались. Отбив атаку, опять-таки по приказу Ричарда, крестоносцы не стали преследовать врага. Король понимал, что увлеченные боем рыцари, рассеявшись по пустыне, могут стать легкой добычей для сарацинов.

Больше султан не решился открыто тревожить войско крестоносцев, ограничиваясь отдельными вылазками. Армия благополучно добралась до Аскалона (совр. Ашкелон), там перезимовала, а весной выдвинулась на Иерусалим.

Саладин, не имея сил дать крестоносцам открытый бой, как мог сдерживал вражеское войско, оставляя впереди него выжженную землю. Его тактика увенчалась успехом. На подходах к вожделенному городу Ричард понял, что кормить и поить войско будет нечем: все посевы вокруг были уничтожены, а большинство колодцев засыпали. Он принял решение отказаться от осады, чтобы не погубить все войско. 1192 год, 2 сентября — между крестоносцами и Саладином был заключен мир.

За христианами сохранялась узкая прибрежная полоса от Тира до Яффы. Главная же цель крестового похода – Иерусалим – оставалась за сарацинами; однако на протяжении 3-х лет христианские паломники могли беспрепятственно посещать священный город. Святого Креста христиане не получили, не были освобождены и христианские пленники.

Не последнюю роль в том, что Ричард I Львиное Сердце покинул Палестину, сыграли слухи, что его младший брат Иоанн хочет занять престол Англии. Потому король хотел как можно скорей добраться до Англии. Но на обратном пути буря занесла его корабль в Адриатический залив. Отсюда он был вынужден ехать через Германию. Короля, переодетого в купца, опознал Леопольд Австрийский, не забывший оскорбления при взятии Акры. 1192 год, 21 декабря — в деревне Эрдберге под Веной его схватили и заключили в замок Дюренштейн на Дунае.

В Англии о судьбе короля в течении долгого времени ничего не было известно. Согласно преданию, один из его друзей, трубадур Блондель, отправился на поиски. Будучи в Германии, он узнал, что неподалеку от Вены в замке содержится какой-то знатный пленник. Блондель отправился туда и услышал доносившуюся из окна замка песню, которую когда-то они сочинили вместе с королем.

Но это не помогло королю обрести свободу. Герцог Австрийский передал его в руки императора Генриха VI, заявившего, что король не может находиться в плену у герцога, потому как эта честь подобает только ему, императору. В действительности Генрих хотел получить богатый выкуп. Но и Леопольд согласился отдать пленника только после выплаты отступного в размере 50 000 марок серебра.

Два года был король у императора. Пришлось вмешаться папе Целестину III, обеспокоенному народными волнениями в Англии. Ричарду пришлось принести ленную присягу императору и выплатить 150 000 марок серебром. 1194 год, 1 февраля – Ричард был освобожден и поспешил в Англию, где народ принял его с восторгом. Сторонники принца Иоанна в скором времени сложили оружие. Король простил брата, отплыл в Нормандию и больше никогда не бывал в своем королевстве.

Во время Крестового похода английский король видел, какие мощные фортификационные сооружения имеют Византия и мусульманские города, потому стал строить нечто подобное и у себя. Памятником его стремления к укреплению оборонного могущества государства стал замок Шато-Гайяр в Нормандии.

Оставшиеся годы жизни легендарный король провел в бесконечных войнах с давним другом-недругом Филиппом II Августом. При этом все сводилось как правило к осаде крепостей. Вечером 26 марта 1199 года, Ричард отправился в замок, принадлежавший виконту Адемару Лиможскому, которого подозревали в связях с королем Франции. Вероятно, Ричард I Львиное Сердце не был готов к засаде, так как не был защищен броней, потому одна из стрел угодила ему в плечо. Рана была не опасной, но началось заражение, и спустя 11 дней, 6 апреля 1199 года Ричард скончался, оставив в память о себе романтический образ рыцаря без страха и упрека, но ничего не дав своему народу.

В.Скляренко

Ссылка.

Актер Ричард Стал фильмография, список фильмов Ричард Стал | Актеры и роли

Richard Stahl Filmography
  • Карьера: Актер (96), Актер: Хроника, В титрах не указан (3)
  • Всего фильмов: 99, лучшие фильмы
  • Лучший год: 1973 (10)
  • Худший год: 1996 (1)

Фильмография и список ТВ-, кино проектов, в которых принимал участие или участвует сегодня актер Ричард Стал, включает порядка 99 работ. Среди фильмов, ТВ-шоу и передач актера, на которые стоит обратить внимание, можно выделить: Hudson Street (1995), Джеймс в 15 (1977) /James at 15/ и За бортом (1987) /Overboard/. Ричард Стал появляется в фильмах и тв-шоу в качестве актера, начиная с 1959 по 1999 годы. Первые фильмы и ТВ-шоу с участием актера: Бонанца (1959) /Bonanza/ - роль: Howard Fiber, Дни нашей жизни (1965) /Days of Our Lives/ - роль: Louis Markson и Эта девушка (1966) /That Girl/ - роль: Director. Последние на сегодняшний день фильмы и проекты, где задействован актер Ричард Стал - это Другая сестра (1999) /The Other Sister/ - роль: Train Ticket Seller, Призраки Миссисипи (1996) /Ghosts of Mississippi/ - роль: Judge Hendrick и Американский президент (1995) /The American President/ - роль: Rumson Staffer.

Список фильмов Ричард Стал (Richard Stahl)

1999

1996

1995

1993

1991

1990

1988

1987

1985

1984

1983

1982

1981

1980

1979

1978

  • Радио Цинциннати / WKRP in Cincinnati

    Актер (Wayne R. Coe) 

  • Cindy

    Актер: Хроника, В титрах не указан (Recruiter, в титрах не указан) 

1977

1976

1975

1974

1973

1972

1971

1970

1969

1968

1967

  • Funnyman

    Актер (Zach, Comic Salesman) 

  • Sheriff Who

    Актер (Whittler (в титрах: Dick Stahl)) 

1966

1965

1959

«Девственник», ставший миллиардером. История империи Ричарда Брэнсона

Ричард Брэнсон сегодня известен не так широко, как Илон Маск, который в последнее время эпатирует публику, но, стоит отдать должное, добился огромных успехов. В молодые годы основатель Virgin Group был чем-то похож на «выскочку из ЮАР», как, впрочем, и другие в разной степени успешные «технологические» предприниматели — Джон МакАфи, например, или Джеймс Дайсон. Нет, они разные, но общая черта у них есть — каждый чуть-чуть сумасшедший.

Содержание

Случайная встреча

Мы расскажем о том, как появилась империя Virgin Ричарда Брэнсона, поскольку новая история — тема для отдельного рассказа. Бизнесмен родился в 1950 году в Англии, на окраине Лондона. Его семья имеет аристократические корни: дед Ричарда — сэр Джордж Артур Харвин Брэнсон — был судьей Высшего суда и членом тайного совета. А вот отец будущего миллиардера не смог продолжить славные традиции семьи: Эдварда интересовали спорт и естественная история, к юриспруденции он относился прохладно. Впрочем, под давлением именитого предка молодой человек все же получил образование, став впоследствии государственным адвокатом, но не достигнув на этом поприще заметного успеха.

В 1948-м на одной из вечеринок Эдвард познакомился с Ив, бывшей танцовщицей и актрисой. Отношения в послевоенные годы развивались быстро, а девушку тянуло к приключениям. В мечтах она хотела стать пилотом или хотя бы связать жизнь с авиацией, однако в те времена женщине пробиться за штурвал самолета было сложно.

Эдвард сделал предложение Ив в 1949 году во время путешествия на мотоцикле. Уже год спустя на свет появился Ричард, ставший старшим из трех детей. Ив, успевшая поработать бортпроводницей на международных авиарейсах, была вынуждена вернуться на землю, заниматься семьей и зарабатывать деньги.

Романтическая версия истории звучит так: Ив завела собственный бизнес и быстро добилась успеха. Более реалистичная отличается: долгое время семья сводила концы с концами, Ив занималась рукоделием, организовав «фабрику» на заднем дворе дома. Здесь девушка шила коврики, раскрашивала подарочные упаковки, а затем все это добро продавала. Времени на то, чтобы жаловаться на жизнь, не оставалось.

В 1953-м в семье случилось очередное пополнение, а Эдвард наконец сдал экзамены. Жизнь, казалось, начала становиться лучше. Правда, Ричард рос не таким, как обычные дети: у мальчика наблюдались проблемы со здоровьем, его речь не была отчетливой, и даже родители не всегда понимали, что он хочет сказать. Ив по-своему пыталась бороться с недугом сына, некоторые из способов ныне назвали бы «неправильными» и наверняка «достойными порицания». Тогда же это было в порядке вещей, да и Ричард во взрослом возрасте не жаловался.

Учился так себе, зато спортсмен

Мальчик отправился в школу, а дети, как известно, особым чувством сострадания не отличаются. Над ним издевались из-за дислексии (расстройство характеризуется нарушением восприятия информации и, как следствие, проблемами с социальной адаптацией), о высокой успеваемости, само собой, не могли идти и речи. Успехи были лишь в спорте. В какой-то момент Ричарда едва не исключили из школы, однако спортивные достижения сыграли свою роль.

Позже его перевели в другое учебное заведение для активной подготовки к аналогу централизованного тестирования. Оно проводится перед переходом в 13 лет на очередной этап обучения. Спортивные достижения здесь не учитывались, за неуспеваемость наказывали битьем, как и за плохое поведение, неряшливость и попытки «быть не как все» (телесные наказания в британских государственных школах запрещены с 1987 года, некоторые частные учреждения образования последовали примеру много лет спустя). В 13-летнем возрасте Ричарда отправили в школу-интернат, которую он покинул, не достигнув 16-летия.

Во время учебы будущий миллиардер предпринимал попытки заработать денег. Его компаньоном выступал Ник Пауэлл, с которым бизнесмен познакомился еще в 8-летнем возрасте (позже Пауэлл, к слову, станет деловым партнером Брэнсона и сооснователем Virgin Group). Успешных проектов не случилось, тем не менее кое-какую наличность мальчики добыть смогли.

Журнал для студентов, Леннон окаянный

Прорывом стал запуск печатного издания в 1966 году, примерно тогда же Ричард бросил учебу. Он вернулся в Лондон, где приступил к изданию студенческого журнала Student, авторами которого были учащиеся, а целевой аудиторией, как несложно догадаться, они же. Новоиспеченный издатель в это время придерживался образа жизни хиппи — движение как раз переживало свой расцвет. Брэнсон проживал в местной коммуне — вероятно, с «наркотиками и рок-н-роллом», но его целью было не праздное времяпрепровождение.

Первое издание Student разошлось тиражом в 55 тыс. экземпляров — за счет размещенной там рекламы молодой человек мог раздавать журнал бесплатно, что и было сделано для продвижения.

Говорят, во время поиска рекламодателей и спонсоров издатель успешно дурил местную телефонную компанию. Совершая «бизнес-звонки» из таксофона, Ричард сообщал оператору: «Телефон съел монетку, а соединения не произошло». Парню шли навстречу и соединяли бесплатно, вызываемый абонент слышал лишь «Мистер Брэнсон на проводе». Звучало представительно, наверняка это влияло на дальнейшие переговоры.

Дела пошли в гору, масштабы предприятия росли, как и тираж. Все «испортил» легендарный сооснователь The Beatles. Он пообещал дать журналу интервью и предоставить не изданную ранее запись, но по семейным обстоятельствам не сделал этого, номер не вышел. Позже, разобравшись с проблемами, музыкант все же дал интервью (как и Мик Джаггер, а также другие популярные исполнители того времени), однако это не спасло Student от грядущего банкротства — журнал был популярен, но денег не зарабатывал.

Команда «девственников»

Ричард не унывал и основал с друзьями компанию Virgin (полностью — Virgin Mail Order Records) — название отражало их мироощущение и позицию в бизнесе: они действительно были несмышлеными новичками, «девственниками» и отдавали себе в этом отчет. Фирма планировала наладить продажу недорогих копий музыкальных композиций с доставкой по почте. К 1971 году журнал Student окончательно растворился в небытии, а все внимание Брэнсона сосредоточилось на новом направлении, едва не схлопнувшемся из-за забастовки почтовых служащих. Несмотря на все невзгоды и преграды, Ричард открывает в Лондоне магазин...

Все так просто? Конечно, нет. За короткий промежуток времени британец побывал за решеткой (совсем недолго), заплатил огромный штраф за просроченные таможенные платежи и едва не получил уголовное обвинение. Обошлось. А торговая точка на Оксфорд-стрит по-настоящему «выстрелила».

Год спустя на вырученные деньги и с участием Ника Пауэлла была основана компания Virgin Records. Одним из первых ее полноценных клиентов выступил не слишком известный на тот момент Майк Олдфилд, который записал на новой студии композицию Tubular Bells.

The Manor Studio Брэнсона дала начало новой моде на «домашние студии», а Олдфилд помог ей обрести статус и узнаваемость. Постепенно Virgin Records стала основным лейблом для панка и нью-вейва, клиентами компании были Rolling Stones, Sex Pistols, Culture Club, Genesis и многие другие.

Для Ричарда настала эпоха относительного спокойствия и стабильности. Британец постепенно расширял сферу деятельности — к 1983 году продажи нескольких десятков компаний под его крылом приносили $17 млн. По нынешним меркам, правда, эта сумма не кажется слишком впечатляющей.

Самолетный «стартап»

Тем не менее в 1984 году «взлетает» Virgin Atlantic Airways — Брэнсон становится крупнейшим инвестором «стартапа», который только пытался начать деятельность. Фирма получила новое название, взяла в лизинг Boeing 747-200 и начала конкурировать с местными авиаперевозчиками. Бизнесмен решил для себя: либо выйти на прибыль в течение года, либо свернуться. Сработал первый сценарий, при поддержке Virgin Records компания получила еще один борт и начала активно развиваться.

В начале 90-х годов прошлого века бизнес Ричарда пошел на спад. Незадолго до этого он обвинил British Airways в нечестной игре — переманивании пассажиров, взломе компьютеров и так далее. Дело закончилось в суде, но Брэнсон договорился с ответчиком, получив в итоге компенсацию более чем в полмиллиона фунтов стерлингов, которые британец распределил среди сотрудников компании.

Однако давление со стороны крупнейшего авиаперевозчика не слабело, и в 1992 году Ричард продал Virgin Records британскому мейджору Thorn EMI за миллиард долларов, чтобы удержать Virgin Atlantic Airways на плаву. Это был серьезный удар по эго бизнесмена — ведь он отказался от своего детища, которому отдал так много сил и с которого все началось.

Нужно больше компаний!

В течение следующих десяти лет Брэнсон продолжал осваивать новые рынки и направления. Так, в 1993 году появилась Virgin Radio, в 1996-м — звукозаписывающий лейбл V2 Records, который работает до сих пор, с 1997 года бегают поезда Virgin Trains, а вот Virgin Cola и спиртной напиток Virgin не прижились. Бренд Virgin Mobile запустили в 1999-м (он функционирует в ряде стран), игровой издатель проработал с 1983 по 2006 год (началось с Virgin Games, завершилось Avalon Interactive), а есть еще финансовая организация Virgin Money и множество других — всего Ричард открыл более 400 компаний.

Не оставил без внимания британец и популярные нынче тенденции. Все началось в 2004 году с появления амбициозной Virgin Galactic — проект ориентирован на космический туризм, который пока остается уделом мечтателей (речь о массовом сегменте). Компания на самом деле стартовала ранее: экспериментальный SpaceShipOne совершил испытательный полет в мае 2003 года, а позже бизнесмен-непоседа уже заявил о намерении создать первый коммерческий космический корабль (возможно, Брэнсону не давали покоя идеи Илона Маска и его SpaceX).

Коммерческие полеты должны были начаться в 2009 году, к началу 2008-го компания собрала депозитов на $31 млн. Но пока что Virgin Galactic не удается придерживаться намеченных планов. Предприятие преследуют неудачи и проблемы технического характера. Тем не менее Ричард продолжает работу над перспективным суборбитальным космическим кораблем, в текущем году прошли очередные испытания. Сбудется ли мечта? Деньги пока есть.

В 2017-м Брэнсон сделал ход конем, анонсировав Virgin Orbit — компанию по разработке транспорта для доставки на орбиту небольших спутников. В теории предприятие должно составить конкуренцию «сами знаете кому». Как все обернется на самом деле, покажет время. В этом же году Virgin Group начала «стратегическое сотрудничество» с Hyperloop One — компанией, использующей концепт Илона Маска (снова он). Проведены испытания, коммерческая эксплуатация должна начаться в 2021-м, однако обычно планы меняются на ходу. Участие британского конгломерата на данный момент незаметно, но с приходом Ричарда, ставшего главой совета директоров, все может измениться.

Миллиардер, который живет в свое удовольствие

Очевидно, что новая история Брэнсона уже не такая увлекательная, как ее начало. Сейчас его состояние превышает $5 млрд, годовая выручка Virgin Group достигает примерно $21 млрд. В 2000 году сэр Ричард Чарльз Николас Брэнсон получил титул рыцаря. Сейчас 68-летний бизнесмен уже не стремится, как раньше, ставить мировые рекорды и проводит время на собственном острове Неккер (его он купил в 1978 году), продолжая, однако, регулярно удивлять общественность.

Список источников: Britannica, Famous People, Astrum People, The Guardian, Entrepreneur, The Telegraph, Biography Online, CNN, HowStuffWorks, Business Insider, Biography.

Смартфоны в каталоге Onliner

Читайте также:

  • Мажор-серфингист, который придумал GoPro. История Ника Вудмана
  • Саке, Вторая мировая и оккупационные силы США. История создания компании Sony
  • Заработать миллиарды на пыли. История изобретателя Джеймса Дайсона
  • Хобби, которое стало бизнесом на $10 миллиардов. История основателя DJI Фрэнка Вана
  • Рождение «китайского Стива Джобса», или Кто ты, основатель Xiaomi Лэй Цзюнь?
  • Наркоман, алкоголик, убийца, IT-бизнесмен? Как начиналась история создателя антивируса McAfee. И закончилась
  • Изгой-заучка, выскочка или гений? Начало истории Илона Маска, «придумавшего» SpaceX и Tesla
  • «Этот парень выглядел как оперативник НКВД». История Стива Баллмера, который хотел привести Microsoft к успеху
  • Миллиардный бизнес, который исчез. История Jawbone, ставшей банкротом из-за «лишних» денег
  • История создания Reddit
  • Взлет и падение техноимперии из Китая. История компании LeEco, «которая не смогла»
  • Это просто бизнес. Как технологические компании помогли создать «конфликтные минералы»

Много всего интересного в Telegram-канале каталога Onliner

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. [email protected]

Сексуальная жизнь Ричарда Львиное Сердце

Легендарный персонаж средневековой истории король Англии Ричард Львиное Сердце никогда не был обделён вниманием исследователей. Вопрос о сексуальной ориентации короля-крестоносца стал подниматься только во второй половине XX столетия. В духе современных нравов подобная проблематика стала острой и вызвала массу вопросов.

Подтверждение подобных предположений косвенно просматриваются в более поздних источниках и трудах историков, которые выходили с середины XX века. Это и затягивание собственной свадьбы с Аэлис (принцесса Франции), и отсутствие заинтересованности в жизни супруги, а также «бездетность» монарха. Но были ещё и отдельные намёки в литературе и хрониках на «грешную» сущность Ричарда.

2.jpg

Генрих II. (Pinterest)


Ричард Львиное Сердце: неуловимый жених

Французская принцесса, следуя соглашению английского короля Генриха II и французского монарха Людовика VII, могла с 1161 года пойти под венец с Ричардом. Через девять лет Аэлис оказалась при английском дворе и попала под крыло будущего свёкра. Но свадьбе так и не суждено было состояться. Генрих искусно оттягивал момент бракосочетания принцессы и своего сына, пытаясь сохранить при себе приданое невесты. Ричард также не хотел сковывать себя такими обязательствами и решительно избегал вступления в брак. Он даже писал официальные письма французскому королю, в которых отстаивал свою позицию и пытался освободиться от подобных обстоятельств. Но при этом Ричард выступал против заключения брачного союза между принцессой и своим младшим братом Иоанном Безземельным: расстановка сил могла серьёзно изменится благодаря этому династическому браку, и Ричард прекрасно понимал, что его положение может стать совсем нестабильным. Две короны очень яростно боролись за наследственные земли во Франции и за господство в Западной Европе.

4.jpg

Аэлис Французская. (Pinterest)


В конце концов, это долгое перетягивание каната заканчивается: в 1191 году Ричард Львиное Сердце получает письменное разрешение от французского монарха Филиппа II Августа снять с себя оковы старого договора. В итоге — Ричард спустя 30 лет женился на Беренгарии Наваррской, а Аэлис была выдана замуж в 1195 году за графа Понтье. Такой длинный период ожидания 34-летнего монарха может наводить на его равнодушие к женскому полу, но этот факт совершенно не доказывает его нетрадиционной сексуальной ориентации. Да и менестрели XIII века воспевали порочную связь Аэлис со своим будущим свёкром — Генрихом II. Геральд Камбрийский более детально описывал эти отношения, которые закончились враждой Генриха с законной супругой Алиеонорой Аквитанской и сыновьями.

3.jpg

Беренгария Наваррская. (Pinterest)


По утверждениям хронистов, Ричард действительно сильно полюбил свою супругу Беренгарию Наваррскую, когда ещё был графом Пуату. Но как только он вступил с ней в брак, король сразу же ринулся в Святую Землю и о тёплых чувствах, о которых писал хронист Амбуаз, не могло идти и речи. Но в Палестину молодожёны отправились вместе, хотя и шли на разных кораблях.

Сексуальная ориентация в зеркале средневековых источников

Некоторые детали в биографии Ричарда Львиное Сердце также могут показаться очень показательными. Намёк на его гомосексуальные наклонности некоторые видели в самой церемонии коронации монарха: на банкете по случаю торжества запрещалось присутствие женщин и евреев. Но скорее это была попытка следовать британским традициям: Гальфрид Мальмутский писал о наследии троянцев и бриттов, которые проводили подобные мероприятия в кругу людей одного пола. Это было ничто иное как разделение во время пира. Описание посвящения короля Артура прекрасно бы сочеталось с церемонией Ричарда. Однако английский монарх был несколько далёк от легенд об Артуре и рыцарях Круглого стола и, вероятнее всего, подобный жест иллюстрировал его личную прихоть. И в данном случае нельзя приводить подобные аргументы в пользу гомосексуальности Ричарда. Как известно, долгое время женщины и евреи стояли в одном ряду с колдунами и ведьмами.

5.jpg

Коронация Филиппа II Августа. (Pinterest)


Довольно сложные и запутанные взаимоотношения Ричарда Львиное Сердце и его оппонента французского короля Филиппа II Августа являлись своеобразной ловушкой для историков. Этим двум персонам приписывали однополый роман, совершенно не вдаваясь в контекст хроник и летописей. Тексты историописцев XII-XIII вв. оставляли без комментариев слова о любви, преданности, печали и привязанности. Хронисты Ричард де Виз и Рожер де Ховен оставляли на страницах своих работ упоминания о близких отношениях двух монархов: от совместных прогулок и трапез до разделения собственного ложе с почётным гостем. В данном случае речь может идти не об однополой любви, которая вспыхнула ярким пламенем, а скорее силе союза двух корон. Подобные ситуации, описанные летописцами, были и у Генриха II и его сына Генриха Молодого. К примеру, узнав о смерти Жоффруа, сына английского монарха, Филипп II, чтобы доказать свою любовь и преданность, велел захоронить его под главным алтарём кафедрального собора Парижской Божьей матери; когда тело положили под алтарь Филиппа едва сдержали перед прыжком в могилу. Он так был сражён горем от потери. Конечно, нельзя воспринимать подобные жесты, описанные в хрониках, буквально. Подобные модели поведения никоим образом не свидетельствовали о силе людских чувств — это скорее символ, дань церемониалу.

Описания беспутной жизни и грехов Ричарда Львиное Сердце имеют формальный характер. Отдельные эпизоды в хрониках могут говорить о напоминании о судьбе Содома. Косвенный характер подобных свидетельств оставляет массу вопросов. Биография отца Ричарда, Генриха II знала куда больше проявлений его сексуальных наклонностей. Вероятно, Ричард Львиное Сердце, как и его ближайшие родственники и предки, был искателем приключений и новых видов наслаждений. Ему могли быть свойственны в какой-то степени беспорядочные бисексуальные связи.

Ричард Шрусбери, 1-й герцог Йоркский — Википедия

Ри́чард из Шру́сбери, 1-й ге́рцог Йо́ркский (англ. Richard of Shrewsbury, 1st Duke of York; 17 августа 1473 — после 1483) — второй сын английского короля Эдуарда IV и его жены Елизаветы Вудвилл.

Несмотря на юный возраст, Ричард был женат: брак с Энн Моубрей принёс маленькому принцу несколько титулов, а её смерть — богатые поместья. После смерти отца Ричард из Шрусбери стал предполагаемым наследником престола при своём старшем брате-короле Эдуарде V. Однако оба принца, как и другие дети Эдуарда IV, были признаны незаконнорождёнными их дядей Ричардом Глостером. Вскоре после того, как Ричард Глостер был провозглашён королём, оба мальчика таинственно исчезли из Тауэра.

Принц Ричард родился в Шрусбери и был вторым сыном и шестым из десяти детей короля Эдуарда IV и его жены, Елизаветы Вудвилл[1]. В мае следующего года мальчик был назван герцогом Йоркским; именно с него началась традиция, по которой этот титул присваивался вторым сыновьям или же следующим братьям королей[к 1][2]. В 1476 году Ричард также был провозглашён графом-маршалом, который отвечал за содержание лошадей и поддержание порядка в дворцовых службах[3].

Свадьба Ричарда и Анны.
Джеймс Норкот, XIX век.

15 января 1478 года в капелле Святого Стефана[en] Вестминстерского дворца четырёхлетний Ричард женился на пятилетней Анне Моубрей, дочери и наследнице Джона Моубрея, герцога Норфолка[2]. Поскольку герцогство тестя Ричарда уже угасло к тому времени, когда он умер, Анна не смогла унаследовать его, и титул был воссоздан заново: Ричард стал графом Норфолком и графом Уоренном 7 февраля 1477 года. Годом ранее, 12 июня 1476 года, герцог Йоркский также получил титул графа Ноттингема[2]. Когда маленькая жена принца скончалась в ноябре 1481 года, обширные владения, доставшиеся ей от отца, должны были отойти Уильяму, виконту Беркли[en] и Джону Говарду, но парламентский акт от января 1483 года передавал наследство Анны Ричарду и его потомкам, если бы таковые имелись. Два сонаследника были лишены прав на наследство: виконт Беркли имел финансовые трудности, его долги были погашены королём Эдуардом IV и сам виконт отказался от наследства. Лорд Говард остался не у дел[4].

9 апреля 1483 года неожиданно умер отец Ричарда и новым королём стал его старший брат Эдуард, а сам герцог Йоркский стал предполагаемым наследником. Их дядя Ричард, герцог Глостерский, был назначен регентом и лордом-протектором своих племянников[5]. Вскоре после смерти брата, Глостер стал принимать меры, чтобы изолировать племянников от Вудвиллов и приказал арестовать Энтони Вудвилла и Ричарда Грея, дядю и единоутробного брата мальчиков[6]. Молодой король был перевезён в Лондонский Тауэр в ожидании коронации под защиту герцога Глостера. Ричард вместе с матерью и сёстрами укрылся в убежище. Позже Глостер уговорил Елизавету Вудвилл отправить сына в башню к королю для компании[7].

Два месяца спустя, 22 июня 1483, брак Эдуарда IV с Елизаветой Вудвилл был признан незаконным, поскольку Эдуард на момент заключения брака с Елизаветой уже был связан обещанием с другой женщиной[к 2][10]. Ричард, в числе других детей покойного короля, объявлялся незаконнорождённым, а также лишался прав на престол и всех титулов. 25 июня 1483 Ричард приказал казнить ранее арестованных брата и дядю Ричарда в замке Понтефракт, Йоркшир[6]. Глостер был объявлен королём 6 июля 1483 года[11].

Король Эдуард V и принц Ричард

Вскоре после провозглашения королём их дяди перестали поступать какие-либо вести о Ричарде и его старшем брате, а потом и вовсе поползли слухи, что мальчики были убиты[12][13]. Дальнейшая судьба Ричарда и его старшего брата неизвестна — сведений о том, как и когда они умерли, нет. Наиболее распространена версия о том, что принцы были убиты по приказу их дяди Ричарда III[14][15]. Томас Мор писал, что принцы были задушены подушками в Тауэре по приказу короля[16]; версия Мора легла в основу пьесы Шекспира «Ричард III», где Джеймс Тиррелл со своими сообщниками убивает принцев по приказу короля. В более поздний период версия о виновности Ричарда III была отвергнута историками, начиная с Уильяма Корнуолиса в начале XVII века[17]. В период до исчезновения мальчиков старшего из них, Эдуарда, часто навещал доктор; историк Дэвид Болдуин[en] предполагает, что современники посчитали Эдуарда умершим от болезни или попыток вылечить его[18]. В отсутствие веских доказательств появился ряд других теорий, среди которых наиболее популярны две — принцы были убиты по приказу герцога Бекингема и по приказу Генри Тюдора. Тем не менее, Поллард отмечает, что эти теории менее вероятны, нежели более простая и очевидна, в которой детей убивает именно их дядя-король, который контролировал доступ к ним и был ответственен за их благополучие[19].

В 1674 году в ходе ремонта одной из башен Тауэра под лестницей были обнаружены останки двух детей. По приказу короля Карла II останки были перемещены в Вестминстерское аббатство, где были захоронены под именами Ричарда и его старшего брата[20]. Останки были изучены повторно в 1933 году; было обнаружено, что в скелетах отсутствовали некоторые фрагменты и имелись примеси животных костей. Принадлежность этих останков детям короля Эдуарда IV так и не была доказана[21].

В 1789 году рабочий, осуществлявший ремонт в капелле Святого Георгия в Виндзорском замке, случайно обнаружил и вскрыл склеп короля Эдуарда IV и его жены Елизаветы Вудвилл. В примыкающем к склепу помещении были обнаружены гробы двоих детей. На гробнице были высечены имена детей Эдуарда: Джорджа, герцога Бедфорда, умершего в возрасте двух лет, и принцессы Марии, умершей в возрасте 14 лет. Оба они умерли при жизни отца. Однако останки этих двоих детей позже были обнаружены в другом помещении капеллы; таким образом, неизвестно, чьи останки захоронены под именами Джорджа и Марии[22][23].

Первым претендентом на роль выжившего Ричарда, герцога Йоркского, мог стать Ламберт Симнел[24]. Мальчик родился ок. 1477 года; настоящее его имя и происхождение не известны. В возрасте около 11 лет он был взят на воспитание священником, получившим образование в Оксфорде, Ричардом Саймоном, который заметил невероятное сходство Ламберта с детьми короля Эдуарда IV[24]. Саймон, рассчитывавший стать новым «делателем королей», дал мальчику хорошее образование, чтобы выдать его за Ричарда из Шрусбери[25]. Однако, очевидная разница в возрасте между Ламбертом и принцем Ричардом, а также слухи о побеге из Тауэра Эдуарда Уорика заставили Саймона изменить план[24][26].

Перкин Уорбек

В 90-х годах XV века человек по имени Перкин Уорбек объявил себя принцем Ричардом и заявил свои права на английский престол. Впервые Уорбек заговорил о себе как о герцоге Йоркском в 1490 году в Бургундии при дворе Маргариты Йоркской, — тётки реального Ричарда. Он рассказал историю своего чудесного спасения: якобы брат его, король Эдуард V, был убит, но самого Ричарда пощадили из-за его возраста и «невинности» и заставили принести клятву, которая заставила принца скрывать своё истинное имя и происхождение «некоторое количество лет»[27]. С 1483 по 1490 год он скрывался в Европе под защитой йоркистов, но после отъезда своего главного опекуна, сэра Эдварда Брэмтона, решил заявить о себе[27]. Уорбеку поверили многие, в том числе и некоторые монархи и знать[28]. Так, Яков IV принял претендента при своём дворе, оказывал ему поддержку[29][30] и даже выдал за него свою родственницу леди Кэтрин Гордон[31]. В конечном итоге Уорбек поднял восстание, в ходе которого был провозглашён королём Ричардом IV. Однако вскоре он был схвачен, его армия распущена, а зачинщики казнены. Сам Уорбек после того, как признал себя самозванцем, был выпущен из Тауэра и хорошо принят при дворе[27]. Вместе с ним в Лондон была доставлена и его жена, Кэтрин Гордон, которую взяла под опеку королева[27]. После 18 месяцев при дворе Уорбек попытался бежать, но был схвачен и посажен в Тауэр. Там он снова стал строить план побега, но уже вместе с Эдуардом Уориком. Оба были казнены. Происхождение претендента осталось неясным, но внешнее сходство с детьми короля Эдуарда IV позволило предположить, что Уорбек был одним из бастардов самого Эдуарда, его брата Ричарда III или его сестры Маргариты[27].

Герб Ричарда Йоркского

Описание
Щит

Щит с серебряным титлом, первый зубец которого в первой части обременён червлёным кантоном, рассечен и пересечён: в первой и четвёртой частях – в лазоревом поле три золотых лилии [королевский герб Франции]; во второй и третьей частях — в червлёном поле три золотых вооруженных лазурью леопарда [идущих льва настороже], один над другим.

⛭

Ричард Шрусбери, 1-й герцог Йоркский — предки

Как Ричард стал звездой "Севера и юга" - 2004 - Публикации

Над фабрикой задумчивого промышленника Джона Торнтона нависла беда: на этой неделе сюжет истории о жизни в викторианском Манчестере резко поменяется в неожиданную и жестокую сторону. "Север и юг" продолжается, и южанка Маргарет (Даниэла Денби-Эш) все еще шокирована тем, как Торнтон (Ричард Армитидж) обращается со своими рабочими.

Она становится причиной возникновения смуты, вмешавшись в ход забастовки на фабрике, где хлопок летает в воздухе, словно снег.

Элизабет Гаскелл родилась в Лондоне, но выросла в Натсфорде, так что не понаслышке знала о борьбе за справедливость в Манчестерской индустриальной революции. А еще она умела писать истории любви.

Все приметы были на стороне Ричарда, когда он проходил пробы для 4-серийного мини-сериала.

"Самое забавное, что мой отец из Лидса, а мать - с юга, и их зовут Джон и Маргарет, - смеется он. - С ума сойти!"

Лицо Ричарда уже знакомо многим телезрителям, хотя не каждый сходу припомнит его имя. Среди его предыдущих ролей - партнер Джулии Грэм всериале Кей Меллор "Между простынями" и "Спаркхаус" с Сарой Смарт.
Ричард и Даниэла посвятили много времени исследованиям до начала съемок.

"Книга сама по себе написана очень выразительно, а в конце приложена библиография. Источники, которыми пользовалась Элизабет Гаскелл - это первое, что нужно прочитать.
Ткацкие станки мы снимали в работающем музее в Ланкашире, так что мы с Даниэлой ездили туда на экскурсию. Я думаю, это был важный момент - узнать об истоках индустрии, прежде чем браться за роль. И наше исследование продолжалось, когда мы уже снимали фильм".

Читая роман, опубликованный почти 150 лет назад, Ричард был поражен, насколько он актуален сегодня.

"В романе затронуто много тем, но особенно выделяются вопросы трудовой этики и прав человека, равно как и раскол между севером и югом".

Кроме того, он стремился изобразить Торнтона настолько достоверно, насколько возможно.

"Мы нашли акцент, который не был современным городским акцентом, но и не деревенским. Это был старомодный, но промышленный акцент".

Актриса Шинед Кьюсак не могла поверить, что ей предложили сыграть роль Ханны, матери Торнтона.

"Моим первым вопросом было: "Почему?" Я всегда представляла себя жизнерадостной ирландской женщиной. Я много пою, много смеюсь и ощущаю себя счастливой, - говорит она. - Никогда не считала себя суровой. Но, очевидно, директор по кастингу решил, что я подхожу на роль, так что теперь мне придется подумать о том, какое я создаю первое впечатление. Я уже играла северян, хотя и редко, и властных женщин тоже играла, но они не были похожи на Ханну.
На первой примерке я взглянула в зеркало и ужаснулась тому, что увидела - мрачная степенная женщина, с ног до головы в черном".

Роль Диксон - горничной семьи Маргарет - исполнила звезда сериала "Птицы одного полета" Полин Керк. "Я сыграла ее очень прямолинейно, - объясняет актриса, которая поразила зрителей своей ролью в триллере "Скульптор". - Это был запоминающийся момент в моей карьере, потому что роль отличалась от всего, что я играла раньше.
И мне понравилось играть эту роль. Качественные костюмные фильмы встречаются не так часто. Их редко снимают, хотя в детстве, помню, показывали постоянно.
Я люблю смотреть телевизор и интересуюсь телевидением. А поскольку я много смотрю телевизор, то примерно представляю, что понравится зрителям. Я стремлюсь сниматься в фильмах, которые понравились бы мне как зрителю. В этом весь секрет".

Тим Пиготт-Смит, исполнивший роль отца Маргарет, Ричарда Хейла, снимался в предыдущей экранизации "Севера и юга", снятой ВВС в 1975 году, где играл сына Ричарда, Фредерика.

"Телевидение тогда было совсем иным, - вспоминает Тим. - Я помню, как забирался в поезд, сделанный в студии из картона, и шел рядом, когда он "отправлялся". Звучит, наверное, не так уж плохо, но современная аудитория на такое не купилась бы".